Washington Post объявляет войну России ("The National Interest", США)

В мире

Может, Washington Post хочет превратить новую холодную войну в войну «горячую»?

©  РИА Новости Андрей Стенин

Вряд ли нужны дополнительные доказательства того, что к заявлениям Фреда Хайатта (Fred Hiatt) на редакционной странице Washington Post о России и Украине следует относиться с крайним скептицизмом, а то и вообще игнорировать. И тем не менее, в пятницу нас угостили новой порцией призывов к США ввести односторонние санкции против России, которая стала очередным таким доказательством.

Но давайте по порядку. Washington Post утверждает, что начатая Киевом «антитеррористическая операция» (название в духе Оруэлла) идет успешно, потому что президент Порошенко «противостоит призывам пойти на неприемлемые уступки Москве и ее ставленникам». Однако это не так. Порошенко добивается «успеха» в основном потому, что Россия действует весьма сдержанно в условиях операции, которую можно назвать этнической чисткой, проводимой украинским правительством против русскоязычного востока.

Этот «успех», который сводится к обстрелам гражданского населения, и жертвами которого становятся все подряд — безоружные мужчины и женщины, старики и дети — привел к гуманитарному кризису, о котором пишут и сообщают довольно редко. По данным верховного комиссара ООН по делам беженцев, в этом году в Россию бежало более 110 000 жителей Украины, и 54 000 человек стали перемещенными лицами в пределах Украины. Следует отметить, что пресс-секретарь Госдепартамента Мэри Харф (Marie Harf) высокомерно отмахнулась от этих цифр, продемонстрировав такое же отношение к русским жителям Украины, какое было к ним на протяжении всего кризиса — как к недочеловекам.

Далее Washington Post утверждает, что Владимир Путин «надеется создать очередной „замороженный конфликт“, при помощи которых Москва постоянно дестабилизирует своих соседей». Это широко распространенная тема разговоров неоконов, которая не выдерживает даже самой поверхностной проверки фактами. Какие замороженные конфликты? Что, неразрешенные проблемы Нагорного Карабаха или Приднестровья — это действительно часть грандиозной неоимперской стратегии Путина? Да, двусмысленный статус грузинских территорий Южная Осетия и Абхазия позволяет говорить о двух таких замороженных конфликтах, однако Грузию после ухода Саакашвили вряд ли можно назвать дестабилизированной.

Затем газета информирует читателя, что «пока непонятно, сумеют ли украинские войска покончить с мятежниками, соблюдая обещание избегать жертв среди гражданского населения». Боюсь, что здесь уже все понятно. По словам помощника генерального секретаря ООН по правам человека, с апреля в ходе столкновений на востоке Украины убито 423 человека. Да, отметим этакую оптимистически-кровожадную терминологию — «покончить». Это очередной пример того, с каким тревожным легкомыслием Вашингтон относится к вооруженным конфликтам.

Редакционная статья завершается призывом к США ввести в одностороннем порядке санкции против России. Там говорится: «Соединенные Штаты обладают возможностью ввести сокрушительные санкции против России, особенно через банковскую систему. Если украинское правительство может действовать без разрешения Франции и Германии, точно так же могут действовать и Соединенные Штаты». Пара замечаний. Во-первых, нет никаких свидетельств того, что санкции оказали или окажут хоть какое-то воздействие на поведение России. Напротив, достаточно проанализировать события после введения «списка Магнитского», чтобы понять: провокации такого рода приведут лишь к тому, что Россия будет отвечать тем же.

На самом деле, как отмечает Дэниел Ларисон (Daniel Larison), «похоже на то, что карательные меры Запада приносят Москве пользу, ибо они дают ей то, что можно игнорировать, и чем можно открыто пренебрегать». Исходная посылка редакционной статьи также страдает изъянами. Похоже, Washington Post верит, что во власти администрации ввести достаточно жесткий режим санкций, из-за которого русские откажутся от поддержки повстанцев. Однако совершенно непонятно, обладает ли администрация такими возможностями. И еще более непонятно, обладает ли российское государство возможностью отозвать повстанцев. Влияние? Безусловно. Полный контроль? Вряд ли.

Далее. Washington Post охотно забывает то обстоятельство, что правый фланг в России все более настойчиво требует от Владимира Путина действий. Хайатт и Co. представляют себе российское самовластие, существующее у них в воображении. По их мнению, Путин — это единственный человек, принимающий в России решения, который может себе позволить не обращать внимания на политику вокруг него.

В итоге в этой статье звучит требование к США начать экономическую войну против России. В то же время автор упивается той реальной войной, которую Киев ведет как против вооруженных повстанцев, так и против безоружного гражданского населения. А может, Washington Post хочет превратить эту новую холодную войну в войну «горячую»?

Джеймс Карден (James W. Carden)

blog comments powered by Disqus