Виталий Белобровцев: Изнанка нашего президента

Эстония

Читать неподготовленные, пусть даже потом и проверенные, интервью известных политиков – одно удовольствие. Это не причесанная помощниками-консультантами-экспертами-советниками гладкая речь их начальника, а сам этот начальник.

Foto PM/SCANPIX BALTICS
Fotograaf: TOOMAS TATAR

Это я все развез для того, чтобы объяснить, почему согласился говорить о большом интервью президента Ильвеса еженедельнику «День за Днем». Оно, на мой взгляд, слишком пространное, но довольно интересное.

Ну, что, брат Пушкин?

Когда в школе детям говорят о мировом величии русской литературы, ученики не понимают этого либо не верят. Со временем, если интерес к ней не отбили, кое-что постигают. 

В самом начале интервью президент говорит, что никакой эволюции своего отношения к русскоязычным соотечественникам не видит. «Просто в определенный период времени все, что бы я ни сказал, выворачивалось наизнанку. И не только здесь». То есть, сакраментальная фраза о том, что русский язык – это язык оккупантов, придумана выворачивателями. И любопытно здесь не просто искажение отдельных его цитат: «Все извращалось и находило соответствующий отклик».  Ну и раз уж все, так и я вот извращаю.

Сам же президент решил, что одарит российское медиапространство сборником написанных по случаю речей, которые он называет эссе, чтобы разбавить ими государственные СМИ России: «… сказали мне, российское медиапространство стало, по сути, пространством только государственных СМИ, эта книга (речей Ильвеса – В.Б.) поможет его несколько разбавить».  Вероятно, сказыватели попались нашему президенту не очень информированные. В РФ масса негосударственных СМИ (да, среди них большинство ангажированных), но есть «Новая газета», «Независимая газета», ежедневные «Ведомости», частично принадлежащие «Уолл-стрит-джорнел» (The Wall Street Journal), несколько журналов, с десяток приличных сайтов и агрегаторов новостей, та же радиостанция «Эхо Москвы» и др.

Но специалист по медиапространству РФ нам советует слушать хотя бы «Радио Свобода» или Би-би-си. При этом он объясняет русским читателям, что в глазах российской либеральной интеллигенции «не знаю, насколько адекватно это представляют здесь – у Эстонии очень высокое реноме». Интересно, про российскую либеральную интеллигенцию он знает, а что русские люди тут в Эстонии про Эстонию себе представляют, ему неведомо.

Но ведь и о российском обществе представление нашего эксперта, мягко говоря, странное: «Интернет люди там, конечно, читают, но это достаточно избранное общество, и, кроме того, неизвестно, сколько еще эта возможность будет сохраняться». Ну, вот вам «избранное общество» по данным Фонда «Общественное мнение»: «На зиму 2012/13 года Интернетом ежедневно (!) пользуются 50,1 миллиона россиян, или 43 процента совершеннолетних жителей страны». Ну, не может быть 50 миллионов избранных при 140 миллионах населения, это ж каждый третий – почитай избранное общество. И вот президент-интеллектуал, соревнующийся в сознании народа с образом Леннарта Мери, проигрывает по всем статьям, кроме бабочки. А в русской литературе такой всезнающий и поучающий человечек выведен в образе Хлестакова Николаем Васильевичем Гоголем аж в 1836 году.

Русское телевидение

Но есть некоторые вопросы, на которые наш президент отвечает профессионально. Прежде всего, это история с телевизионным каналом для эстонских русских, которых газета «Postimees» упорно продолжает титуловать мигрантами, несмотря на неоднократные увещевания господина Ильвеса избегать такого рода ярлыков.

«Я сомневаюсь, что мы сможем конкурировать с российским телевидением по части качества. А если качества не будет, то никто не будет этот канал смотреть. Идея интересная, но на ее осуществление не хватит ресурсов». Это верно. Российская телепропаганда, на мой взгляд, невыносима. Остальной же контент российского телепейзажа характеризуют кажущиеся удивительными цифры.

«В 2013 году было произведено 25 адаптаций по восьми российским форматам. Наиболее активно российские форматы (передачи «КВН», «Что? Где? Когда?», «Comedy club» и др. – В.Б.) покупали для адаптации СНГ и Прибалтийские страны, в том числе Литва, Латвия, Эстония. С 2002-го по июнь 2014 года было произведено около 160 адаптаций по российским форматам. Интерес стал наблюдаться и со стороны США, Восточной Европы и Израиля», – говорит директор по стратегии KVG Research Анастасия Васильева. 

Русская молодежь и эстонский президент

«В каком-то смысле мне проще общаться с русской молодежью, чем с эстонской», – отмечает Тоомас Хендрик Ильвес. Дальше я скажу вещь парадоксальную, но, полагаю, верную – ему и правда легче общаться с русской молодежью, чем с любой другой. И вот почему.

Наш президент сознательную жизнь начал в Америке, но не американцем, а потомком эмигрантов (местные русские – потомки оккупантов – знакомая риторика?). Он получил в той же Америке высшее образование и неоднократно укорял местную русскую молодежь в том, что, дескать, вот он же выучился на иностранном языке и успешен, а вы, мол, никак не хотите учиться на эстонском, все вам подавай русскую школу.

Но господин Ильвес стал президентом не Америки, а Эстонии. При этом он ни дня не учился ни в эстонской школе, ни в вузе. То есть в отличие от американского его эстонский культурный слой тонок и хрупок. А это ведь очень важно для понимания эстонцев, Эстонии.

Более того, работая в Мюнхене на «Радио Свобода», он вроде бы объяснял эстонцам, как живет свободный мир и как нам тут надо жить. И пока Эстония пребывала в СССР, все это работало. Но вот Эстония стала независимой, а Тоомас Хендрик Ильвес по-прежнему объясняет ей, как ей надо жить правильно.  И делает это, опираясь на примеры и ассоциации из американской культуры и быта (когда его речи отделывают помощники-эксперты-советники, в них появляются примеры из эстонской культуры). Имея бабушку-русскую, этот человек не приемлет русское творчество Владимира Набокова, он читает только английское и называет при этом русского писателя-эмигранта своим любимым.

Эти мелочи позволяют понять психологию человека, можно сказать грубо – без роду без племени, а можно назвать его космополитом. Но ни тот ни другой не вписываются в эстонскую политическую действительность.

Примерно в таком же положении оказались, на мой взгляд, и те русские молодые люди, к которым апеллирует президент. Они чужие в своей стране, опереться на собственное культурное наследие не получается – вокруг все другое. Вместо чувства родины – ощущение мачехи. В этой ситуации, как мы помним, Золушка пробивается в принцессы неимоверно тяжелым трудом в крайне сжатые сроки. А у нас с трудом проблемы – безработица среди молодежи очень большая, люди пытаются отодвинуть процесс выхода во взрослую жизнь поступлением в какой-нибудь вуз, а дальше – до свиданья мама (пардон, мачеха), не горюй – они уезжают кто куда, но, как правило, туда, где им не будут ставить в вину их русскость.

И вот с этими молодыми людьми без роду-племени нашему президенту-космополиту легче найти общий язык, чем с национально укорененными молодыми эстонцами.

На эту особенность Ильвеса недавно весьма эмоционально отреагировал «невозмутимый финн», министр иностранных дел Финляндии Эркки Туомиоя. Наш президент в очередной раз решил выступить учителем и предложил себя северным соседям на роль посредника в переговорах о вступлении в НАТО, куда финны пока не собираются. «Взгляды Ильвеса сформировались в Мюнхене и Соединенных Штатах, в то время как остальные жили и справлялись здесь», – отрезал министр.

«Нам нужно менять самих себя»

В чем я полностью поддерживаю нашего президента, так это в пропаганде толерантности. Но он и здесь опирается на примеры не из жизни Эстонии, которую не знает, а из заморского быта: «В Гарварде или в Лондонской школе экономики, где учатся и работают талантливые молодые люди, тебя окружают азиаты, чернокожие, геи, и ты понимаешь, что никого это не напрягает. А у нас напрягает».

Но вот другой поворот этой же темы: «Нетерпимость раздражает! И по этому поводу государство очень мало что может предпринять. Прозак (антидепрессант, на котором сидит вся Америка В.Б.) ведь всему народу не выпишешь».

Выписать сотую долю того прозака, который потребляют в Америке (хватит на всю Эстонию), дело не хитрое. А вот сложнее государству заняться вопросами толерантности в обществе. Поле-то непаханое.

Postimees.ru»Мнение

Автор:
Виталий Белобровцев

blog comments powered by Disqus