Турция для турок: опыт построения национального государства

Разное

В начале XX века Османская империя представляла собой жалкое зрелище, полностью оправдывая прозвище «больного человека Европы». Реформы младотурков, как и вступление в Первую мировую войну, не смогли переломить ситуацию и остановить крушение османского государственного голема. По итогам Великой войны, Турция должна была быть расчленена, опозорена и растоптана. Но национально-освободительное движение во главе с Мустафой Кемалем Ататюрком смогло спасти часть турецкой государственности и превратить ядро империи, расположенное на анатолийском полуострове, в мощное национальное государство, сумевшее стать в XXI веке важнейшим игроком в ближневосточном регионе. Однако за этот большой срок — с основания турецкой республики до наших дней — в турецком обществе произошли заметные изменения, заслуживающие пристального внимания.

Новое начало

Молодая республика турецкого народа была провозглашена 29 октября 1923 года в результате успешной борьбы в освободительной войне (1919-1922) против национальных меньшинств (прежде всего греков и армян). В её становлении большую роль сыграли не только исконно турецкие силы, такие как светские националисты во главе с Ататюрком, но и большевики, с которыми турецкое правительство первым делом наладило контакт — благодаря коммунистам Турция практически безвозмездно получила обширные территории исторической Армении, а также существенную военную и денежную помощь. Однако, как мы можем видеть, эти вложения начала 20-х годов для коммунистов не окупились.

Турция сменила имперскую внешнеполитическую парадигму на концепцию построения национального государства. То есть отказалась от идеи господства над арабскими странами — на Ближнем Востоке и в Северной Африке — в пользу построения сильного государства, «Турции для турок». Также на долгое время были забыты и идеи пантюркизма — первый президент Турции Ататюрк взял курс на построение развитого демократического государства в западном стиле. Таким образом, турки решили в первую очередь навести порядок в собственном доме, а не реализовывать имперские проекты.

Турция для турок: опыт построения национального государства

В апреле 1924 года парламент страны «Великое национальное собрание» под руководством Ататюрка принимает Конституцию, согласно которой турецкая республика провозглашается парламентской демократией. Парламентарии избирают президента республики, который, в свою очередь, избирает премьер-министра страны, формирующего с согласия национального собрания свой кабинет. Ведущей политической силой Турции стала Республиканская народная партия, основанная в 1919 году самим Ататюрком. Эта партия выражает взгляды «отца нации» и стоит на позициях строгого секуляризма, республиканизма, социал-демократии и гражданского национализма. Последователей данной партии, а также всех тех, кто придерживается в Турции подобных взглядов, и по сей день называют кемалистами.

В качестве своей первейшей задачи для установления сильного демократического государства Ататюрк видел проведение мощной программы секуляризации — отделения религии от государства. В декабре 1925 года Турция переходит с мусульманского летоисчисления на григорианский календарь. Халифат был упразднен парламентским законом, законы о семье и браке отныне регулировались не шариатом, а правовыми нормами, которые во многом копировали положения швейцарского гражданского кодекса. В 1928 году ислам лишился статуса государственной религии. Школьные программы были очищены от религиозных дисциплин, а в общественных местах отныне нельзя было появляться в религиозной одежде. Секуляризация и европеизация проявлялись во всех мелочах — так, например, выходной день был перенесен с пятницы на воскресенье.

Вместе с борьбой против ислама развернулась борьба за чистоту турецкой нации и культуры. В 1928 году арабский алфавит был заменен на латинский, существующий в стране до сих пор и сделавший турецкий язык гораздо проще для восприятия европейцами. В соответствии со специальной программой, язык должен был быть очищен от всех арабизмов и слов, пришедших из персидского языка. В 1935 году был принят закон, обязавший всех граждан Турции взять турецкие фамилии. Одновременно с этим популяризовалась культура древних тюрок Средней Азии, разъяснялась связь между великими тюркскими предками и современной турецкой нацией. Очевидно, что борьба с господством ислама, а также усилия по очищению языка были направлены на то, чтобы ослабить влияние восточной арабской культуры и сделать страну ближе к западу.

Вместе с упразднением культа личности Пророка формировался новый культ — вокруг Мустафы Кемаля. Его портреты были развешаны во всех государственных учреждениях Турции, магазинах и домах (Кемаля воспринимали как спасителя нации). На главных площадях республиканских городов выросли многочисленные памятники вождю. А в 1934-м Великое национальное собрание присвоило лидеру нации почетную фамилию, под которой он всем и известен — Ататюрк, «отец всех тюрок». Возможно, в формировании его культа личности сыграли роль такие же тенденции в Европе, особенно в близких к Турции Италии и Германии. Тогда во многих европейских странах наличие фигуры всеми почитаемого вождя было в порядке вещей, и культ личности турками мог восприниматься в качестве очередного акта вестернизации.

Турция для турок: опыт построения национального государства

В государственной жизни Ататюрк стоял на позициях жесткого этатизма — то есть активного вмешательства государства в частную и общественную жизнь граждан. В первую очередь этатизм воспринимался как экономическая доктрина — так, в Турции из-за последствий Великой депрессии и падения курса лиры в 1929 году был установлен жесткий контроль над сделками с участием иностранцев. В 20-30х годах правительство ограничило ввоз зарубежных товаров, чтобы ослабить конкуренцию на внутреннем рынке и поддержать зарождающуюся турецкую промышленность. Создавались мощные государственные корпорации, управлявшие общественными фондами. Таким образом, все командные высоты в турецкой экономике были закреплены за государством — что давало свои плоды в виде успешной индустриализации и преодоления кризиса. В то же время государство не забывало и о частной инициативе — многие крупные бизнесмены Турции начали сколачивать свои состояния именно в 20-30-х годах. Политика этатизма, культ личности, национализация — всё это в целом соответствовало духу времени и аналогичным процессам, происходившим в Европе от Лиссабона до Владивостока.

Во внешней политике также были достигнуты существенные успехи — страна вновь завоевывала признание со стороны ведущих государств. В 1932 году Турция была принята в Лигу Наций, а в 1936 году на швейцарской конференции в Монтре закрепила за собой право укреплять обороноспособность проливов Босфор и Дарданеллы, а также закрывать их для военных кораблей и торговых судов противника. Во время нарастания напряженности в Европе Турция сумела сохранить дистанцию как от антигитлеровской коалиции, так и от стран Оси. Хотя попытки вовлечь Турцию в войну, безусловно, были — так, прогерманские силы в Турции после нападения Германии на СССР соблазняли страну пантюркистскими идеями и созданием так называемой «Великой Турции», куда бы вошли тюркские территории Советского Союза (по некоторым данным, вступление турок в войну планировалось после падения Сталинграда). Однако турецкой республике всё же удалось сохранить нейтралитет, а вместе с ним и устойчивое развитие, которое продолжилось и после Второй мировой.

Мустафа Кемаль Ататюрк скончался в ноябре 1938 года. Вместе с его кончиной закончилась целая глава в турецкой истории. Однако наследие Кемаля в турецком обществе живет до сих пор.

Похороны Ататюрка (с 7:00)

Чужие для всех?

После образования ООН в 1945 году Турция была вынуждена присоединиться к всемирному процессу демократизации и либерализации общественной жизни. Преемник Ататюрка и его близкий соратник Исмет Иненю ослабил надзор над прессой, разрешил общественные собрания, а самое главное — легализовал оппозиционные партии, тем самым заметно оживив политическую жизнь в стране. Кемалисты, не согласные с генеральной линией республиканцев, основали свою собственную Демократическую партию, выступавшую за переустройство страны, борьбу с коррупцией и развитие сельской местности. Уже в 1950 году она одержала уверенную победу на выборах. Сформировался авторитарный режим во главе с Аднаном Мендересом.

Послевоенная Турция в своем развитии во многом опиралась на американцев — в соответствии с доктриной Трумэна и экономическим планом Маршалла по восстановлению и переустройству Европы. Благодаря полученным средствам удалось развить промышленность и повысить уровень жизни. Повышение же обороноспособности обеспечивалось за счет вступления страны в НАТО в 1952 году. Во многом такое скорое сближение с Альянсом было простимулировано территориальными претензиями Москвы в отношении турецкой Армении (хотя, согласно Московскому договору 1921 года, большевики сами добровольно отдавали эти территории). Штаты выступили покровителями и защитниками Турции от советского экспансионизма и наладили добрые дипломатические отношения с республикой.

Одновременно с Турцией в НАТО была принята и Греция с тем, чтобы заморозить возможный крупный конфликт между двумя странами. Таким образом блок НАТО во главе с США получил надежный восточный аванпост против коммунистического продвижения в Средиземноморье и на Ближнем Востоке.

Во второй половине 50-х годов из-за сильной засухи в стране начался мощный экономический кризис. Наблюдалась нехватка продовольствия. Для того чтобы удержаться у власти, Демократическая партия сделала ставку на сельских жителей, возрождая исламские традиции и организуя строительство новых мечетей. Однако интеллигенции крупных городов — Анкары, Стамбула, Измира — религиозные поползновения пришлись не по нраву, да и было очевидно, что это популизм, а не решение реальных проблем. Студенты организовали многочисленные протесты, а Мендерес отдал приказ армии на разгон демонстрантов. Однако армия решила не идти на поводу у переигравшего в духовность диктатора и в мае 1960-го группа высших армейских офицеров совершила государственный переворот.

Турция для турок: опыт построения национального государства

Офицерство выражало чаяния турок по возрождению тех государственных принципов, которые были заложены Ататюрком: социального равенства, национализма, строго светского характера государства. Во главе военной хунты встал Джемаль Гюрсель, который отдал под суд депутатов парламента Демократической партии. Бывший диктатор и его ближайшие сторонники были казнены.

Военные провели существенную либерализацию общественной жизни, разрешили политическую деятельность и свободу прессы. В 1961 году была принята новая конституция, которая знаменовала начало этапа так называемой Второй республики, просуществовавшей до 1996 года. В 1960-х годах страна столкнулась с тяжелым наследием предыдущего режима — высокой безработицей, огромным внешним долгом, застоем в экономическом развитии. Ситуация несколько выправилась к концу 60-х, но Война Судного дня и последовавший за ней нефтяной кризис привели к росту цен на нефть в 4 раза, что тяжело ударило по Турции. Всё это привело в 70-х годах к новому витку политического кризиса.

Вдобавок ко всему осложнилась обстановка на внешнеполитическом фронте — в 1974 году разгорелся новый греко-турецкий конфликт, который не был остановлен, несмотря на все усилия НАТО. Причиной эскалации стал захват власти на Кипре Национальной гвардией греков-киприотов, выступавших за объединение с Грецией. В целях защиты турецкого меньшинства острова, а также для предотвращения аннексии Кипра со стороны Греции, Турция принимает решение оккупировать северную часть острова, место компактного проживания этнических турок. С тех пор, как мы знаем, Кипр остается разделенным на две части.

Турция для турок: опыт построения национального государства

Для оккупации Северного Кипра была проведена грандиозная операция ВМФ и ВВС Турции — 20 июля около 30 турецких кораблей начали высадку морского десанта в районе 5-7 км западнее города Кирения, в районах южнее Кирении были высажены турецкие воздушные десанты. За несколько дней численность турецкого корпуса возросла до 40 тысяч человек. При этом собралась существенная группировка тяжелой техники — около 300 танков, тысяча БТР и других бронемашин. Греческие войска были атакованы и понесли тяжелые потери. ООН жестко осудила турецких захватчиков и потребовала вывести войска с острова. Попытки урегулировать кризис не увенчались успехом, и в августе турецкие войска продолжили победоносное наступление. В конце концов Турция остановилась лишь тогда, когда посчитала нужным, оккупировав к 18 августа 37% территории острова и только после этого предложив прекратить огонь. Оккупация Северного Кипра является прекрасным примером жесткой и непреклонной политики защиты интересов нации, осуществляемой несмотря на всю тяжесть международного давления. В 1983 году в одностороннем порядке была провозглашена Турецкая Республика Северного Кипра, которая получила признание лишь со стороны Турции.

Турция для турок: опыт построения национального государства

Определенная степень международной изоляции, вызванная кипрским кризисом, не могла не сказаться на многострадальной экономике страны. Наряду с экономическими трудностями вырос радикализм как левых, так и правых группировок. Начала кровоточить и курдская язва — в 1978 году была основана Рабочая партия Курдистана, поставившая своей целью создание независимого курдского государства в Турции. Страна вновь стояла на пороге гражданской войны и в ситуацию вновь вмешались военные — в сентябре 1980 года произошел очередной военный переворот, приведший к власти хунту во главе с Кенаном Эвреном. Главный орган военной администрации — Совет национальной безопасности — приостановил действие конституции, распустил парламент, начал массовые аресты всех причастных к террористической деятельности. В ноябре 1982 года была принята новая конституция, предусматривающая сильную президентскую власть. Кресло президента, разумеется, занял Кенан Эврен, который исполнял президентские полномочия до 1989 года.

Турция для турок: опыт построения национального государства

Карта проживания курдов

На 80-е годы приходится новый виток террористической активности в Турции. В 1984 году члены Рабочей партии Курдистана начали полномасштабную вооруженную борьбу за создание независимого государства на юго-востоке Турции. Главной целью для курдских сепаратистов стали, прежде всего, военные и правительственные объекты. В ответ на нападения курдов армия Турции предприняла атаки на базы курдов, расположенные на юге страны, а также на севере Ирака, где к началу 90-х годов на фоне ослабления власти центрального правительства формировалось фактически независимое государство. В феврале 1999 года произошла успешная операция американских и израильских спецслужб по захвату главного идеолога и лидера турецких курдов Абдуллы Оджалана. Благодаря его влиянию туркам удалось усмирить большую часть курдов и перевести конфликт в относительно мирное русло, но полностью решить курдский вопрос в Турции не в силах даже контролируемый турками Оджалан. Новая эскалация с атакой на курдские военные базы произошла в 2008 году (вторжение Турции в Ирак), а в 2011 году в этом регионе был предпринят целый ряд воздушных налетов против курдских партизан. Сегодня курдские ополченцы борются с Исламским Государством, и никто не может предсказать, против кого они повернут оружие, когда ИГИЛ будет побежден.

Турция для турок: опыт построения национального государства

Отдельно стоит сказать о турецкой евроинтеграции. В общем и целом Турция идёт в Европу уже больше полувека. Республика подала заявку на вступление в Европейский Экономический Союз (предшественник ЕС) в 1959 году, а в 1963 году был подписан договор о евроассоциации, однако Турция не является членом ЕС и по сей день (привет Украине!). Хотя определенных успехов турки добились — в 1995 году Турция стала членом европейского таможенного союза. Последующие 10 лет стали самыми плодотворными — турки вступили в европейскую зону свободной торговли, добились упрощенной выдачи виз, а к декабрю 2006 года Турция получила статус полноправного кандидата в ЕС. Однако камнем преткновения стал кипрский вопрос — Европейский Союз отказывался признавать за турками северную часть острова и грозился отказать Турции в членстве, если не дождется уступок по Кипру. Уступок, понятное дело, он не дождался. Вдобавок ко всему Брюссель указывал Анкаре на проблемы в области прав человека, которые обострились в последние годы.

Таким образом, Турция оказалась не нужна Европе (по крайней мере, в качестве полноправного члена). Скорее всего, кипрский вопрос и права человека просто отговорки. Европа, в особенности Германия, боится появления в ЕС мощного 70-миллионного государства с быстрорастущим населением, добрая треть которого (главным образом бедные сельские районы) не прочь переселиться в более развитые страны ЕС. Не следует забывать и о греческой проблеме — она надолго отбила желание Брюсселя расширять границы ЕС. Так или иначе, путь в ЕС для Турции в обозримой перспективе закрыт. Что касается Ближнего Востока — тамошние персы и арабы относятся к чужеродной Турции также с предубеждением, видя в ней опасного конкурента и опасаясь её неоосманистских амбиций. Следует сказать и о Штатах — хотя последние видят в Турции важного стратегического союзника (как-никак вторая армия в НАТО), политические демарши Турции заметно охладили двусторонние отношения. В 2003 году турки не поддержали американскую операцию в Ираке и отказались предоставить свою территорию в качестве плацдарма для атаки на режим Саддама. А в период с лета 2014-го по лето 2015-го, когда развернулась активная борьба Коалиции против Исламского государства, Турция осталась в стороне (недавно, впрочем, под давлением Турция все-таки подключилась к борьбе с ИГИЛ).

Турция для турок: опыт построения национального государства

Пожалуй, единственное место, где Турцию принимают с теплотой и особым интересом — это тюркский мир, в котором после 1991 года катастрофически ослабло влияние России. Так, одним из главных союзников Турции в Закавказье стал Азербайджан. Формула, которой руководствуются две страны в своих отношениях, проста: «одна нация, два государства». Проводятся совместные военные учения, даже обсуждается проект создания единой турецко-азербайджанской армии. Не стоит забывать и о карабахской проблеме, а также о том, что Турция — член НАТО, так что дальнейшее сближение Азербайджана и Турции при наращивании турецкого влияния в Средней Азии является серьезным вызовом для России.

 

Эрдоган в Казахстане

Исламисты наносят ответный удар

В августе 2001 года бывшими членами запрещенной в Турции исламистской Партии добродетели (обвинялась в попытках свержения светского режима) была основана Партия справедливости и развития, позиционирующая себя как умеренно-консервативная. С одной стороны, лидеры партии говорили о поддержке ислама и традиционных ценностей, с другой — декларировали стремление к построению в Турции развитого демократического общества по европейскому образцу, а также ратовали за вступление в ЕС. Подобная позиция, удовлетворяющая чаяния широких слоев населения — от интеллигентов до селян — позволила партии уже в 2002 году занять первое место на парламентских выборах и обеспечить себе 363 из 550 мест в Национальном собрании. Отцом-основателем партии является Реджип Тайип Эрдоган, который вскоре после победы своей Партии справедливости занял кресло премьера и освободил его лишь в 2014 году, став президентом Турции.

Турция для турок: опыт построения национального государства

За время правления партии страна достигла существенных экономических успехов: путем проведения структурных реформ победила гиперинфляцию, добилась привлечения огромных инвестиций. Вышеупомянутые успехи в евроинтеграции были во многом обеспечены политикой партии Эрдогана. Так, известный журнал The Economist в 2007 году назвал правление ПСР самым успешным за последние 50 лет.

Однако на каком-то этапе прогрессивные реформы партии и успехи в евроинтеграции сменились на нечто иное — ПСР начала наступление на светские основы общества. В 2007 году был принят закон, разрешающий ношение хиджаба в университетах. Однако Конституционный суд Турции в 2008 году отменил данное решение парламента, чем вызвал нешуточные столкновения противников и сторонников этого решения. Но исламисты от своих намерений не отказались и в сентябре 2013 года отменили запрет на ношение платков женщинами в государственных учреждениях. После этого в октябре того же года можно было наблюдать в парламенте женщин в платках-хиджабах, которые, как нетрудно догадаться, были депутатками от ПСР. Сторонники партии объясняют легализацию хиджаба борьбой за религиозную свободу. Однако на данный момент дело обстоит так, что существует негласное правило — женщина для получения работы в госструктурах должна носить платок, в противном случае шансы на одобрение кандидатуры минимальны. Был принят и ряд антиалкогольных законов — например, в 2013 году продажу алкоголя ограничили с 10 вечера до 6 утра. Новые законы также запрещали продажу алкоголя в спортивных клубах и образовательных учреждениях.

Разумеется, исламистские тенденции в турецком обществе и все более авторитарный стиль правления Эрдогана приводят в возмущение многие слои турецкого общества, особенно студенчество и городской средний класс. Из-за высокого уровня общественного недовольства поводом для противостояния с властями может стать что угодно. В конце мая 2013 года в Стамбуле на площади Таксим вспыхнули обширные беспорядки из-за планов по застройке парка Гези. В дальнейшем беспорядки охватили уже всю страну и превратились в политический протест против режима Эрдогана и произвола полиции — в демонстрациях приняли участие 2.5 миллиона человек. Уже к июлю 2013 года было зафиксировано 8 тысяч пострадавших и десятки убитых.

Протесты 2013 года

Интересны отношения Турции с Исламским государством — турецкая республика давно стала транзитной страной для боевиков (и не только), направляющихся в Сирию и Ирак. Политика Турции понятна — посредством суннитских боевиков способствовать свержению режима Асада, а также ослаблению (а в идеале — уничтожению) зачатков курдской государственности на севере Сирии и Ирака. Через турецко-сирийскую границу идёт контрабанда оружия и взрывчатых веществ, используемых адептами ИГ. И если для обвинения Турции в прямой поддержке ИГ ещё нужны доказательства, то, по крайней мере, уличить республику в преступном попустительстве можно хоть сейчас. Турецкие исламисты взрастили под боком страны джихадистского голема, который распространяет хаос не только в сопредельных государствах, но уже и в самой Турции — по последним данным, в страну сбежало около 2 миллионов сирийских беженцев. Интересно, что сами члены группировки рассматривают Анкару как союзника.

До последнего времени турки не предпринимали никаких действий против Исламского государства. Всё изменилось, когда в конце июля 2015 года произошел громкий теракт, главными жертвами которого стали турецкие курды. Правительство обвинило в теракте ИГ и устроило авианалеты на позиции боевиков. Однако у курдов имелись свои соображения насчет теракта (связь Анкары и ИГ очевидна), и они начали атаковать турецких полицейских и военных. На данный момент почти все иностранные эксперты отмечают странный характер войны турков против ИГ, в ходе которой турецкие ВВС как бы по ошибке бомбят курдов.

Турция для турок: опыт построения национального государства

Таким образом, ранее премьер-министр, а теперь президент Эрдоган втянул Турцию в политическую авантюру, которая может закончиться полномасштабной войной с курдами, усилением раскола общества (на исламистов и сторонников светского государства) и ещё большей нестабильностью на границах страны. Но зачем? Ответ прост — политические амбиции. В июне 2015 года партия Эрдогана, по сути, проиграла парламентские выборы, получив чуть более 40% голосов избирателей. ПСР лишилась возможности изменить конституцию страны и ввести президентскую систему правления. Виновницей политического поражения Эрдогана стала прокурдская Демократическая партия народов, прошедшая 10% барьер (не сумей она это сделать, ПСР достались бы её мандаты). Всё, что нужно Эрдогану — путем популизма и видимой «борьбой с терроризмом» маргинализировать курдскую партию с тем, чтобы она не прошла в парламент на досрочных выборах, которые (после провалов переговоров о коалиционном правительстве) состоятся уже в ноябре.

Турция для турок: опыт построения национального государства

Что делать в этой ситуации России? Конечно же, инвестировать в развал Турции — она была, есть и будет нашим извечным геополитическим противником. Работа над созданием пророссийских новых государств, будь то Свободный Курдистан или Великая Армения, должна стать одним из приоритетов русской внешней политики. Не следует забывать, что в России и вокруг нее полно тюркских народов, и в наших интересах, чтобы потенциальный лидер Тюркского мира пребывал в перманентном хаосе, не имея сил для экспансии в нашей сфере влияния.

 

 источник

blog comments powered by Disqus