Станет ли государство рачительным хозяином сланца?

Ида-Вирумаа

Если прочесть недавний отчет Госконтроля, складывается впечатление, что государство было нерадивым хозяином по отношению к своему главному полезному ископаемому – сланцу.

Из проведенного с позиции критики аудита следует, что государство за последние семь лет не достигло ни одной поставленной важной задачи в сланцевой сфере. Полезное ископаемое не добывается эффективно. Воздействие на окружающую среду не сократилось и система выплат в сфере окружающей среды не мотивирует предприятия этим заниматься. Государство не зарабатывает на сланце достойный доход. Необходимые для составления новой программы развития исследования не проведены. Надзор за объемами добычи – слабый и т.д.

Рапорт Госконтроля – дополнительный порох в руках противников этой отрасли промышленности. Однако, прежде чем дать залп, следует посмотреть и на другую чашу весов.

На ней – тот факт, что сланцевая промышленность, большей частью ориентированная на экспорт, составляет почти четыре процента внутреннего валового продукта Эстонии. Учитывая имеющиеся в производстве масел инвестиции и планы развития, его доля должна еще увеличиться.

Кроме того, в бюджете как государства, так и местных самоуправлений ожидаются сопутствующие использованию сланца налоговые доходы. Они растут год от года. Только «Eesti Energia» в прошлом году принесла в казну государства в виде налогов 190 миллионов евро. Для сравнения: эта сумма больше, чем стоит пакет обещаний новой правящей коалиции, для которого сейчас ищут финансовые источники.

Сланцевая промышленность дает работу и хлеб непосредственно более 10 тысяч человек. Большая часть этих оплачиваемых выше среднего по Эстонии рабочих мест находится в Ида-Вирумаа, где уровень безработицы один из наиболее высоких в стране. Социальная стабильность в этом регионе играет важную роль в том числе и в обеспечении безопасности государства.

Конечно, немалые деньги зарабатывают сейчас на сланце и предприятия. Прибыль «Eesti Energia» поступает в госказну, прибыль «VKG» и «Kiviõli Keemiatööstus» – их частным владельцам, которые решили вложить деньги в этот бизнес и благодаря высоким ценам на нефть стали победителями, вызывающими зависть.

На волне успеха все три предприятия увеличивают в несколько раз затраты и строят новые фабрики по производству сланцевого масла. Если эти фабрики со сложными технологиями заработают в запланированных качестве и количестве и стоимость нефти к тому времени не упадет значительно, сланцевая промышленность должна повысить благосостояние Эстонии. Если уж не золотые, то по крайней мере серебряные яйца сланцевая промышленность предложит.

Вопрос более чем на миллион долларов: какой ценой в смысле природы, здоровья людей и жизненной среды это будет достигнуто? Точных ответов нет.

Так как основательные и современные исследования отсутствуют, группы с пересекающимися интересами – представляют ли они сторонников или противников более широкого использования сланца – опираются большей частью на эмоции и неоднозначно толкуемые утверждения и с их помощью умело «работают» с предполагаемыми ожиданиями общественности.

В интересах сторонников возобновляемой энергии – сократить использование сланца насколько это возможно. Найти одобрение зеленому образу мышления само по себе несложно. Другое дело, готовы ли люди к тому, что этому сопутствуют крупные расходы, связанные с системой поддержки, и придется отказаться от сланцевых доходов.

Стан защитников сланца опять-таки борется за расширение прав на добычу, считая, что с точки зрения государства губительно не использовать возможности, чтобы выжать из сланца еще больше доходов. В качестве аргумента приводят то, что большинство развитых промышленных стран преумножают свое богатство, рационально используя свои полезные ископаемые.

Активность лоббистов растет, так как сейчас составляется программа развития сланца на следующие 15 лет. Речь идет о своего рода конституции в данной области, которая устанавливает четкие правила игры – сколько и на каких условиях можно будет использовать сланец в будущем.

Отчет Госконтроля указывает в первую очередь на то, что Эстонии следует стать более рачительным хозяином по отношению к своему главному полезному ископаемому. Первым необходимым шагом на этом пути является более основательная и качественная программа развития. Она должна в меньшей степени опираться на интуицию политиков, которая сформирована под воздействием заинтересованных сторон, а в большей – на авторитетные исследования. Эти исследования должны проводить по согласованной методике специалисты, результаты и достоверность работы которых впоследствии нельзя было бы подвергнуть сомнению.

Главный вопрос – как достигнуть равновесия между сопутствующими добыче сланца ущербами и экономической выгодой, а также поиск оптимальной налоговой системы, которая принесла бы государству максимальную выгоду, но одновременно не задушила мотивацию сланцевых предприятий. Последним для инвестиционных решений необходима в первую очередь ясность относительно того, какие объемы сланца будут доступны им в течение по крайней мере 10-15 лет и какими будут налоги.

Когда петербургская угольная компания «Paul Boeckel & Co» решила осенью 1916 года добывать сланец в эстонском Кукрузе, то заключила договор с владельцем хутора Техво-Яагу Густавом Телло, пообещав ему выплачивать за каждый пуд добытого сланца полкопейки. Так зародилась сланцевая промышленность Эстонии. Почти сто лет спустя факторов, которые необходимо учитывать при использовании сланца, гораздо больше и уравнение, следовательно, сложнее. Тем не менее рациональное решение, которое позволило бы использовать сланец в служении государственным интересам Эстонии наилучшим возможным образом, должно быть достижимо.

 

("Северное побережье" 27. Март 2014)

blog comments powered by Disqus