Почему всегда хочется есть?

Разное

Мы переедаем из-за полноты или толстеем из-за переедания?

На протяжении большей части прошлого века толкование причин ожирения основывалось на незыблемом физическом законе. Речь идет о первом законе термодинамики, утверждающем, что энергию нельзя ни создать из ничего, ни уничтожить. Применительно к весу тела это означает, что запас калорий равен разности между их потреблением и расходом. Наличие вокруг нас соблазнительных продуктов вынуждает переедать, потребляя больше калорий, чем мы можем сжечь, и избыток накапливается в виде жира. Простое решение этой проблемы - взять волю в кулак и есть меньше.

0981

Беда в том, что этот совет не выполняется, во всяком случае - большинством людей и достаточно продолжительное время. Иными словами, решив под Новый год сбросить вес, вы вряд ли продержитесь до лета, повлияв этим на свой вид в купальнике. Ожирением страдает больше людей, чем когда-либо - несмотря на непрестанное внимание со стороны государства, оздоровительных организаций и пищевой промышленности к балансу расхода и потребления калорий.

Но что, если мы путаем причину и следствие? Что, если мы не толстеем от переедания, а передаем именно потому, что толстеем?

Чем больше калорий безвыходно накапливается в жировой ткани, тем меньше их циркулирует по кругу кровообращения, обеспечивая потребности организма. При таком подходе возникает проблема распределения: у нас множество калорий, но не там, где надо. В результате организм больше потребляет. Нам хочется есть, потому что мы толстеем.

Это похоже на водянку - обычный случай утечки жидкости из кровеносных сосудов в окружающие ткани. Независимо от количества выпитой воды страдающие водянкой чувствуют неутолимую жажду, поскольку в крови, где требуется жидкость, она не остается. Подобным образом, вследствие поглощения жировыми клетками слишком большого количества топлива, пищевые калории, вместо удовлетворения энергопотребностей организма, вызывают рост жировых тканей, провоцируя переедание, которого могут избежать только очень дисциплинированные люди.

Согласно альтернативной точке зрения, поглощение и накопление жировыми клетками чрезмерного количества глюкозы и других высококалорийных соединений вызвано внешними факторами. Если калорий, требуемых для обеспечения метаболизма, становится меньше, мозг дает организму команду увеличить их потребление (и мы чувствуем голод) и беречь энергию (обмен веществ замедляется). Начав есть больше, мы временно решаем эту проблему, но при этом ускоряется увеличение веса.

0987

Снижение количества калорий обращает этот процесс вспять, создавая иллюзию контроля веса, но - что предсказуемо - усиливает чувство голода и еще больше замедляет обмен веществ.

Другая аналогия - жар. Холодная ванна на время поможет снизить температуру, но при этом стимулирует биологические реакции - озноб и сокращение кровеносных сосудов, - способствующие новому повышению температуры. В известном смысле привычный взгляд на ожирение как на проблему потребления и расхода калорий подобен рассмотрению жара как проблемы теплового баланса: технически верно, но не особенно эффективно, поскольку такой взгляд игнорирует явную биологическую основу прибавления в весе.

Вот почему обычно малоэффективны диеты, основанные на сознательном снижении калорийности. Согласно проведенному в США общенациональному исследованию, только каждый шестой взрослый человек, страдающий лишним весом и ожирением, добивается за год хотя бы 10-процентного снижения веса. (Возможно, даже этот скромный результат неверен, поскольку в ходе опросов люди склонны преувеличивать свои достижения). Как установлено в результате исследования Рудольфа Либеля и его коллег из Колумбийского университета, при недоедании с целью снижения веса на 10-20 процентов у нормальных и страдающих ожирением участников эксперимента усиливалось чувство голода, и уменьшался метаболизм. Напротив, переедание его ускоряло.

 

 

Такие реакции на недо- и переедание, возвращающие вес к его начальному значению, навели некоторых исследователей ожирения на предположение о наличии в генах некой заданной величины.

Но если базовые биологические реакции противодействуют изменениям веса, и если существуют заданные значения, чем же объясняется такое распространение ожирения среди взрослых - втрое по сравнению с 1960-ми?

Оказывается, на накопление калорий в жировых клетках влияют многие биологические факторы, в том числе - генетика, степень физической активности, сон и стрессы. Но существует один, безусловно доминирующий: гормон инсулин. Как известно, усиленное лечение инсулином при диабете вызывает увеличение веса, а дефицит инсулина - его снижение. Из всего, что мы едим, больше всего инсулина дают переработанные и легко усваиваемые организмом углеводы.

Если следовать такой логике, увеличение содержания углеводов и продуктов их переработки в рационе многих американцев привело к повышению уровня инсулина, чрезмерному накоплению жировых клеток и вызвало биологические реакции, способствующие ожирению. Подобно тому, как инфекция способствует повышению изначально заданной температуры тела, потребление в большом количестве переработанных углеводов - чипсов, печенья, пирогов, прохладительных напитков, подслащенных зерновых продуктов и даже белого риса и хлеба, - привело к увеличению веса.

Одна из причин столь высокого потребления углеводов - их добавление в переработанные продукты вместо жиров, что делается с 1970-х годов, главным образом - с целью снижения калорийности. Жир содержит примерно вдвое больше калорий, чем углеводы, однако, судя по результатам ряда исследований, об одном из которых рассказывалось в этом году на собрании Американской ассоциации изучения сердечных заболеваний, диета с низким содержанием жиров является наименее эффективным методом по сравнению с другими подобными.

В JAMA были опубликованы результаты проделанного авторами этих строк и их коллегами исследования, в ходе которого был обследован 21 страдающий ожирением молодой человек, потерявший 10-15% веса вследствие диет с низким содержанием жиров или углеводов. Хотя каждая диета содержала одинаковое количество калорий, низкоуглеводная приводила к сжиганию на 325 калорий в день меньше, чем низкожировая, в пересчете на количество энергии, потраченной за час умеренной физической активности.

Мысль, что мы переедаем, потому что толстеем, обсуждается уже не менее ста лет, о чем рассказывается в книге Гэри Тауба "Хорошие и плохие калории".

В 1908 году немецкий терапевт Густав фон Бергман отверг концепцию ожирения, основанную на энергетическом балансе, выдвинув гипотезу, что причиной его является нарушение обмена веществ, которое мы называем "липофилией" - "любовью к жирам". Но, как правило, такие теории игнорировались, возможно - потому что они бросали вызов укоренившимся представлениям. Акцент на балансе калорий подкрепляет убеждение, что мы в состоянии контролировать свой вес, а ожирение свидетельствует о личной неудаче вследствие недостатка силы воли.

К сожалению, сейчас нашу гипотезу невозможно подтвердить результатами исследований. Проделанные клинические испытания не выявили разницы в степени потери веса под влияние рациона с различным содержанием жиров, белков и углеводов. Такое исследование стоило бы провести иначе, предоставляя участникам хотя бы некоторые из привычных продуктов, чтобы облегчить привыкание к диете. Там, где это сделали - в исследовании, проведенном Direct Group (2008) и Diogenes Project (2010), - получены позитивные результаты уменьшения содержания легко усваиваемых углеводов по сравнению с общепринятыми диетами. Необходимо выделить на эти исследования гораздо больше ассигнований. В свете того экономического бремени, которое порождает диабет - согласно прогнозам, к 2020 году потери, связанные с ожирением, достигнут 500 млрд долларов, - затрата нескольких миллиардов на ультрасовременные исследования проблем питания представляются стоящим капиталовложением.

При современном выборе продуктов люди, вероятно, должны следить больше за составом своего питания, чем за количеством. Уменьшив потребление очищенных злаков, а также богатых сахаром продуктов и картофеля, мы могли бы помочь нашей внутренней системе контроля веса довершить работу. В результате весовые показатели могут вернуться к доэпидемическому уровню.

blog comments powered by Disqus