Почему поездка на праздник песни лучше путешествия в Америку?

Певческий праздник

Ответ на заданный в заголовке вопрос знает дирижер крупнейшего в мире хора Хирво Сурва, уроженец Ида-Вирумаа. Рейн СИКК

- Каждый мусульманин должен раз в жизни побывать в Мекке. А может, поставить цель, чтобы каждый русский эстоноземелец раз в жизни побывал на всеобщем празднике песни в Таллинне? Но как объяснить русскому, почему праздник песни так важен для нас?

- Начну издалека. Что такое культура? Что она означает для народа? Если у нас нет культуры, то мы необразованны. Первый праздник песни эстонцев родился через самосознание. Было желание показать себя, как народ, посредством культуры своего языка. И лишь потом пришла музыка. Чем меньше народ, тем глубже должны быть в земле его корни. Тем больше также желание людей быть частью своей культуры.

- Нет ли за этим страха маленького народа перед вымиранием? Опасения, что мои внуки уже не будут говорить на моем языке и думать, как я?

Anno 1869
  • Первый всеобщий праздник песни состоялся в 1869 году в Тарту, куда хоры со всей страны съезжались на лошадях. В общем было 845 участников.
  • XXVI всеобщий праздник песни под названием «Прикосновение времени, время прикосновения» пройдет вместе с праздником танца в Таллинне с 4 по 6 июля 2014 года. Ожидается около 42000 участников. Общий руководитель праздника песни – Хирво Сурва.

 

- К счастью, стремление небольшого народа к культуре сильнее страха вымирания. Каждый маленький хочет создать нечто большое. И когда мы собираем в Эстонии крупнейший в мире хор, то это очень важно. Это правда, что у латышей и литовцев тоже есть свои праздники песни, но если взять число жителей и участников сводного хора, то в Эстонии речь идет действительно о крупнейшем в мире хоре. Культурный феномен!

Кстати, я, пожалуй, не видел в Эстонии ни одного человека культуры, который бы в детстве не пел или не танцевал. То есть культура песни и танца содержится в почве, из которой вырастает интеллигенция Эстонии.

- По сути, эстонский ребенок соприкасается с песней или танцем уже в материнской утробе. Потом мать поет ему колыбельную…

- И что говорят иностранцы? В смысле, что самое поразительное? А то, что у нас на празднике вместе разные поколения. У нас есть семьи, где четыре поколения участвуют в одном празднике песни. Это поразительная преемственность.

- Через распеваемые вместе песни у нас существует множество текстов, которые знают наизусть как шестилетние, так и девяностолетние. Может быть, не все они читали «Гамлета», чтобы этот текст связывал их, однако слова песни «Põhjamaa» знают все. Это объединяет.

- Единение происходит не только через поколения, но и через национальность. Песня и тексты – вот что объединяет эстонскую и русскую молодежь. Я всегда любовался нарвскими хорами – насколько хорошо они подготовлены! Когда начинаются первые репетиции, то у нарвских хоров песни уже выучены, чего нельзя сказать обо всех эстонских хорах.

Интересно и то, что, может быть, ребенок из русского хора и не знает точно, куда едет, когда отправляется на всеобщий праздник песни. Но если он побывает на нем, то это становится опытом – впечатлением на всю жизнь.

- Я слышал от нарва-йыэсууских народных танцоров, что участие в празднике в Таллинне показалось на месте более грандиозным событием, чем, например, поездка в Америку. Разговоров и впечатлений хватило на очень долгое время. И, как отметили, невероятно, что все были в Таллинне дружелюбными и хвалили тебя, несмотря на то, что ты русский!

- Но ведь так оно и есть. Это незабываемые впечатления на всю жизнь. Да еще отсюда, из самой Эстонии. Через праздники песни лучшим жителем Эстонии становится человек и другой национальности. У меня во всеэстонском хоре мальчиков есть и нарвские ребята. Эстонские мальчишки не могли разговаривать с ними на русском языке, а русские не владели эстонским. И они общались между собой на английском, исполняя в то же время эстоноязычные хоровые песни.

"У меня во всеэстонском хоре мальчиков есть и нарвские ребята. Эстонские мальчишки не могли разговаривать с ними на русском языке, а русские не владели эстонским. И они общались между собой на английском, исполняя в то же время эстоноязычные хоровые песни".

- А как заполучить больше русских на праздник песни?

- Пожалуй, это и есть наша работа – чья же еще? Недавно я побывал в Нарве, чтобы обсудить, как снабжать русские хоры более новой хоровой музыкой. К сожалению, там до сих пор остаются при репертуаре советских времен. Им нужен более новый звуковой язык, ведь если до сих пор занимались только отстающей на десятилетия музыкой, то разучить сегодняшний репертуар будет трудно. Музыка развивается. Надо помогать хорам догонять.

Кроме того, надо всячески содействовать приходу русской молодежи в сегодняшние хоры. В хоре мальчиков я вижу, как приходят русские родители и интересуются, можно ли отправить сына в хор. Мол, они беспокоятся, как он справится. Я говорю, что если он окажется в нашей среде, то, естественно, справится.

- Ну а почему они не должны справляться: на нашем празднике песни на эстонском пел даже китайский хор.

- Да, прежде всего надо хотеть быть здесь частью этой культуры. И наша роль – с распростертыми объятиями принимать всех желающих, а не отгонять их.

- Глядя на хоровое движение, я вижу кризис мужских хоров – уменьшение числа участников и коллективов. Может, нам необходимы русские мужчины для спасения мужского хорового движения?

- Боюсь, что и у русских проблемы те же.

- Все мужчины уехали на работу за границу и петь некогда?

- Это действительно одна из основных проблем. Когда человек ищет работу на чужбине, у него нет времени и возможности заниматься хоровой песней. Второй проблемой я считаю тут реформу школы. Ты закрываешь школу, но ведь закрываешь и хор. Ученик перейдет в другую школу, однако там к хору может и не присоединиться. Все там новое, энергии и без того расходуется много. На селе остается с каждым годом все меньше певцов.

- В то же время у нас праздник песни не умещает все малышовые хоры. Хоров мальчиков тоже много, но затем происходит перелом… мужских хоров не хватает.

- Надо делать все больший упор на хоры мальчиков, как можно дольше удерживать мальчишек в пении, чтобы они продолжали петь, став молодыми мужчинами. Если поющий мальчик переживет свой переходный возраст в хоре, то будет для хора спасен и продолжит участие в нем. Хоры мальчиков в воспитательном смысле очень особенные. В них есть восьми-девятилетние мальчишки, есть также подростки и парни. У подростков нет, однако, типичных для их возраста проблем: они очень хотят походить на парней, служащих для них примером. Все хорошо уравновешено. В поездках у нас все распределено, чтобы у парней постарше было по два «сына», за которых они отвечают.

- То есть если отец работает в Финляндии, а мать с воспитанием сына не справляется, то его надо отправить… в хор мальчиков, где он получит приличное «отцовское» воспитание…

За последние пару недель вы прослушали по всей Эстонии четыреста хоров. Как вы успеваете?

- Ездить на прослушивание – одно дело. Мне нужно было со всеми этими хорами поработать, заставить их понимать песню и пение одинаково со мной. Только тогда на сцене возникнет крупнейший в мире хор. Это и есть праздник песни, работа во имя этого.

- Вы были художественным руководителем первого в мире – Раквереского – праздника панк-песни, надели шапку с гигантскими булавками и дирижировали хоровыми обработками панковских песен.

- Отмечалась 90-я годовщина республики, и руководитель Раквереского театра Юллар Сааремяэ – тоже ида-вируский парень – явился с интересным предложением. Мол, подумаем-ка, откуда и из чего началось освобождение Эстонии посредством пения? Ведь начинали это панк-группы. Вот мы и решили напомнить об этом. Чтобы охватить побольше людей, заставили хоры исполнять панк-музыку. Довольно интересно получилось.

- А что сказали на это ваши консервативные до мозга костей коллеги?

- Да уж… разговоры были всякие. Чем старше становятся люди, тем больше стоят за чистоту праздника песни. Я тоже. Начинаешь понимать, что праздник песни – настолько святая и уникальная вещь, что ее надо беречь.

У любой вещи есть свое время и место, к тому же, праздник панк-песни ничего плохого с собой не принес. В панк-форме можно иной раз сказать и то, что нельзя выразить в другой форме. Было хорошее и нужное историческое воспоминание.

- Почему же необходима хоровая песня, что она делает с человеком?

- Иногда после репетиции говорят спасибо: мол, пришел с работы, голова забита, но на репетиции хора обо всем забыл, получил позитивные эмоции, смог зарядиться. Видно, такое пение является и самоочищением.

Утраченный
директор шахты,
или
Как из Сурва
получился дирижер
  • Как из сына директора шахты «Сомпа» – родившегося в 1963 году Хирво – получился общий руководитель эстонского праздника песни и дирижер крупнейшего в мире хора?
  • И как еще в то время называли Сомпа…
  • Самое Опасное Место После Америки.
  • Первые классы учился в сомпаской школе. Мама создала хор, отец пел в нем. Помню хоровые концерты, хоровые лагеря, все время был при матери. Видимо, тогда этот вирус и внедрился. Когда заканчивал восьмой класс, хотел поехать учиться в Таллинн. Думал поступить в мореходку или театральную школу. О музыке вообще не думал, мне эти репетиции… Ох…
  • Ну да, это безумное сольфеджио, как у многих.
  • Именно. Но тут отец порекомендовал мне музыкальную школу имени Георга Отса. Пожалуй, он видел, что я гуманитарий и у меня нет склонности к реальным наукам.
  • И в пятнадцать лет у вас уже имелся свой хор. Невероятно!
  • Учитель меня направил. Моим первым хором был женский хор Кийзаского народного дома…
  • Интересно, как смотрели женщины, когда перед ними вышел какой-то мальчишка?
  • Помню, что они меня очень уважали. Странно. А тогда странным не казалось. Ездил в Кийза на поезде, там был старый народный дом, печь была всегда натоплена и стол накрыт, чтобы ребенок мог перед репетицией подкрепиться. А когда мне было семнадцать, в первый раз поехал со своим хором на праздник песни. Я тоже сейчас беру своих учеников в помощники при дирижировании, называю их коллегами – пусть репетируют, занимаются практической работой.
  • Вы не подсчитывали, сколько всего певцов пело под вашим руководством в разных хорах?
  • Где-то около трех тысяч.
  • Три тысячи – школа Сурва.

 

Ведь в сегодняшнем мире так мало общения. Однако смартфон и Интернет не заменят живого человека. Тут хор дает возможность. К тому же, возможность эмоционального сопереживания. И что особенно важно, именно в хоре человек учится быть членом общества. Там он, правда, один из многих, но, по сути, от каждого зависит конечный результат. Надо считаться с другими, каждый должен стараться во имя совместного результата. То же действует в повседневной жизни.

- Может, эстонцы потому и достигли столь многого, что мы научились в хорах вместе петь, слушать других и действовать сообща, достигать сообща?

- И что еще странно и прекрасно именно в дни праздника песни: какие доброта и вежливость пробуждаются в людях! В битком набитом трамвае уступают друг другу место. Это так здорово! Это ритуал – собраться через пять лет и вновь проникнуться чувством праздника песни.

- Мы не должны доказывать друг другу, что являемся хорошими хоровыми певцами. А каков наш уровень на фоне остального мира?

- В течение каждого сезона за пределы Эстонии ездят выступать 60-70 наших хоров – и все возвращаются с фестивалей и конкурсов с первыми, вторыми и третьими местами. Если сравнивать со спортом – поехал соревноваться, стал семьдесят вторым… И все газеты пишут. А как много хоров постоянно завоевывают у нас награды!

Здесь вопрос к нашим государственным правителям: на что мы направляем деньги? Если направить деньги профилактики наркомании в хоровую деятельность, то многих вообще не коснулась бы проблема наркотиков. Ведь хор – не полочная фирма, которую в готовом виде получаешь каждые пять лет. Необходимы работа, зарплата хоровому руководителю, условия для развития хоровой песни. Здесь есть над чем подумать и каждому самоуправлению, и руководителям государства.

blog comments powered by Disqus