Нужна ли кому-то (и кому) интеграция?

Эстония

Годами идут разговоры о том, что эстонцы и русскоязычная община живут как будто параллельно, в разных информационных пространствах. Отчасти, именно это стало причиной кризиса взаимопонимания в 2007-м и 2009 годах. Вы довольны интеграцией? Я – нет. Приведу реальный пример того, как интеграция бьется о стену политики.

Интеграция как вопрос безопасности

Начнем с того, что общество, подобно часам, работает слаженно, когда все шестеренки подходят друг другу. Я убеждена, что интеграция – это вопрос безопасности, поскольку если одна часть общества чувствует себя изолированной (или действительно изолирована) в плане региона, языка, социального или экономического положения и т. д., то возникает опасность, что кто-то, имеющий недобрые намерения, может использовать это в своих целях. Сыграть на нашем несовпадении друг с другом.

В нашей интеграционной политике явно что-то пошло не по плану. Годами в политике звучало множество слов, за которыми – оглушающая тишина. Власти говорят об интеграции, но при этом у русской части населения есть нарекания в адрес эстонцев, и наоборот. Нам нужна эффективная интеграция, суть которой в том, что одна часть общества чувствует себя достойно и другая часть общества чувствует себя так же достойно. В результате этого государство тоже станет эффективнее и сильнее. Логично, не правда ли?

Еще 500 недовольных людей в приграничном городе

А теперь – пример из жизни. С 1 апреля 2016 года вступает в силу положение нового Закона об общественном транспорте, в результате чего есть опасность, что в Нарве примерно 500 таксистов лишатся работы, поскольку закон предусматривает наличие «новой карты» обслуживающего водителя такси. А карту, в свою очередь, можно получить только в том случае, если таксист к 1 апреля предоставит документы, подтверждающие его владение эстонским языком на уровне В1. По бумагам, нарвские таксисты знают эстонский язык на уровне «zero». Это означает, что 1 апреля на нашей границе будет почти 500 безработных людей (за последний год это не первая новость о безработице в данном регионе). Но наша система обучения языку работает таким образом, что даже если эти люди пойдут на курсы сегодня, то чисто технически они не получат категорию В1 к 1 апреля. Учитывая, что у этих таксистов есть семьи, то кризис в приграничном городе ударит как минимум по 1000 человек. Что делать?

Одна сторона общества говорит: они много лет знали, что надо учить язык, но они просто не хотят. Можно задуматься о переносе даты, но они же все равно не выучат! Как такое возможно, что они живут в Эстонии больше 20 лет и все еще не знают государственный язык? Сколько можно? Могу принять эту точку зрения.

Другая сторона отвечает: послушайте, мы ничего не имеем против государства или языка, но у нас тут в Нарве не с кем говорить по-эстонски. Зачем таксисту В1 (довольно сложный уровень)? И зачем вообще начинать учить, если все равно уже не успею и останусь без работы? И у этой точки зрения своя логика.

У нас есть острая проблема и две противостоящие позиции. Можно обвинять друг друга, но если мы не найдем решения, кто больше всего проиграет в этой ситуации? На первый взгляд кажется, что таксисты и их семьи: язык не знают, останутся без работы. Но на самом деле больше всего проиграет эстонское государство, в чьем приграничном городе опять появится как минимум 1000 человек, которые не довольны жизнью и которыми, согласно закону, государство тоже не довольно.

Ключ – в руках политиков! Надо найти решение, которое подошло бы обеим сторонам и способствовало интеграции, чтобы обе стороны были довольны и понимали, что другая часть общества тоже их слушает и считается с ними.

Если бы местная власть хотела, проблемы не было бы

В связи со сложившейся ситуацией я побывала в Нарве. Один из организаторов встречи с таксистами, центрист Михаил Стальнухин, накричал на меня. Потом указал на присутствующих людей и сказал, мол, посмотрите на них! Эти люди ведь не смогут выучить один из самых сложных языков в мире. Я ответила, что учитель языка Стальнухин принижает и недооценивает людей из своего же города.

Более того, я считаю, что если бы центристская власть в Нарве как следует выполняла свою работу, нам сейчас вообще не пришлось бы решать эту проблему – проблемы не было бы. Но что-то мешает местной власти серьезно заниматься темой интеграции. Моя субъективная оценка: причина – эгоцентрично политическая.

Если человек (община) изолирован хотя бы в плане языка, то он потребляет только понятный ему продукт. И Центристская партия и есть этот продукт. Если не будет изолированности, то есть произойдет интеграция, появится и интерес к другим продуктам. По прагматическим причинам интеграция не в интересах Центристской партии. При этом если государство не помогает этим людям (которые чувствуют себя униженными, испытывают информационный голод и боятся потерять работу), то центристская местная власть и подчеркивает: мы же говорили вам, они не понимают ваших проблем. Кто же еще, если не мы. И годами ничего не делает для интеграции. Если бы учитель языка Стальнухин действительно хотел решить проблему таксистов, этой проблемы давно бы не было. Этот кризис называется «Не сделанная политиками работа». Михаил стал кричать на меня, потому что я, русскоязычная, со своим желанием построить мост была не нужна на том собрании.

Если решение проблемы не в интересах местной власти, а эстонское общество убеждено, что нарвские русские все равно не выучат эстонский язык, то мы никуда не придем.

Пару лет назад я обратила внимание на то, что интеграцией в Эстонии занимаются 13 государственных институтов. Русская пословица гласит: у семи нянек дитя без глазу. Не надо обвинять только местные власти – проблема, разумеется, существует и на уровне государства.

Государство требует, но возможностей мало

Я попросила фонд Интеграции и миграции «Наши люди» (MISA) дать практический ответ на вопрос, какие есть варианты обучения таксистов языку, и узнала, что есть три возможности:

  1. Самостоятельное обучение по интернету на сайте Keeleklikk.ee. Будем реалистами. Это, скорее, вариант для молодежи. Люди старше 45 лет, которые в последний раз учились двадцать лет назад, приходят домой после длинного рабочего дня, и зная, что в городе они общаются только по-русски, вряд ли они зайдут в интернет, чтобы стать лингвистами.
  2. Платные языковые курсы. Сначала платишь деньги, а потом, сдав экзамен, возвращаешь их через Innove. Многие ли семьи могут выложить из своего кармана 300-400 евро в надежде потом вернуть их? Опять же, будем реалистами: такие люди, конечно, есть, но не все могут себе это позволить.
  3. Третий, и самый реальный вариант – бесплатные языковые курсы. К сожалению, в очереди сейчас 5000 человек, которые хотят учить язык!

Мы как государство требуем, чтобы люди говорили на эстонском языке, и в это же время в очереди на курсы стоят 5000 человек! На финансирование трех этих вариантов государство выделяет примерно 1,5 миллиона евро в год, но результат, к сожалению, спорный.

С учетом ситуации с нашими таксистами это означает, что попасть на бесплатные курсы они смогут только через пару лет. Проблема и в методике. До сих пор в обучении языку применялась методика «отсиженных часов», которая не дает ожидаемых результатов. Да, есть и другие варианты, но все же необходимо пересмотреть, как мы преподаем – и преподаем ли вообще – язык людям, которые хотят быть частью эстонского государства. Например, таксисты попросили у меня предназначенный для таксистов «рабочий словарь».

И еще. В Нарве необходимо создать Дом эстонского языка – место, где проходили бы языковые курсы (За эту идею надо сказать отдельное спасибо главе Нарвского колледжа Кристине Каллас). Это было бы место, где можно протестировать свое знание языка, развить его, общаться на эстонском языке. Для заинтересованных в интеграции людей это должно быть бесплатно. Такой же дом мог бы быть и в Ласнамяэ. В политике я год, и за это время ко мне обратилось много русскоязычных людей, которые хотят учиться, но не знают, где и как. Многим учеба не по карману, и уроки не связаны с реальной жизнью. Методика плюс доступность – вот практический ключ к интеграции. Лишь политическая воля – ключ к интеграции.

Конкретное решение для таксистов

Эстонское государство и нуждающиеся в помощи таксисты приходят к соглашению. Министр экономики и инфраструктуры Кристен Михал (Партия реформ) рассматривает Закон об общественном транспорте так, чтобы люди не потеряли работу с 1 апреля. Глава Нарвского колледжа Кристина Каллас запустила в приграничном городе новую стратегию преподавания эстонского языка. Мы поговорили с ней: возможно и разработать словарь для таксистов, и предложить общие языковые курсы на базе Нарвского колледжа, причем уже в 2016 году. Если MISA, то есть учреждение, находящееся в ведении министра культуры Индрека Саара (Социал-демократическая партия) в срочном порядке выделит деньги, новая стратегия будет запущена сразу. И чтобы не бросать деньги на ветер, должен быть конкретный список людей, заинтересованных в данной возможности. Для этого я прошу конкретных людей зарегистрироваться на языковые курсы, прислав мне письмо по электронной почте (viktoria.ladonskaja@riigikogu.ee). Так мы сможем действительно способствовать интеграционному проекту в нашем государстве. Министр от партии реформ делает, социал-демократы делают, я делаю, а Центристская партия больше не кричит.

blog comments powered by Disqus