Нарвский бродячий театр

Юмор

…представляет трагедию Пушкина «Борис Годунов» в Нарве. Только одна гастроль. Спешите видеть. Пятница.

На сцене царские палаты. В центре на троне сидит Фёдор Геркулесников, по кличке Овёс в шапке Мономаха. Он черен и мрачен. Правление партии едристов.  По обе стороны сидят на скамьях празднично одетые бояре-члены правления партии и приглашённые специалисты.
Фёдор: Ну вот, собрались вы,  и жополизов привели с собою.
Добрынин: Нет, нет, не жополизы мы, о, благодетель. Мы журналисты, едристов путь нам  по душе и для кармана ладен. Нам только дай бюджет  и всем врагам песец.
Фёдор, нахмурив лоб: Песец?
Боярин Вороновский : Песец… ну это тварь такая, которая разит врага любого наповал.
Овёс облегченно: Теперь понятно. Какая просьба, борзописец?
Добрынин: Хотим мы, благодетель, чтоб ты помог нам одолеть врагов!
Из-за трона появляется лицо наушника и бывшего кгбешника Петера Водяного.
ОН торопливым шепотом:Его никак не слушай, господин. Он мнит писателем себя, не Чехов право, но мы его пригрели,  пиара разве что. Он в нашем деле бесполезен, не понимает ни хрена, а тут ещё  на нашей шее вздумал покататься…  К тому ж в твоих палатах зреет заговор поганый. Хотят бояре наши отказать хорошим людям, кои желали бы недвижимость купить...
- Не замахнулись ли на тайный план наш?
- К несчастью, на него.
Овес:  - Понятно. Журналисты подождут. А где защитник русичей отважный, который хороводы с бабками водил? Они ещё нам голоса давали.
Боярин Железнухин: Я здесь, но с бабками заминка.
Овес: Что, разве денег мало платим им?
Боярин Железнухин: Да что там бабки те! В резерве школы есть, и детсады.
Боярин Мягин: И вы же их продать, готовы, лишившись голосов! За жалкие копейки.

Овёс Водяному: Кто рассказал ему наш тайный план?


Вороновский: Совсем забыл. Есть десять миллионов - Евросоюз заслал, чтобы гимназию построить. По их  условиям  одну, а старые снести к чертям. Откаты как обычно. Устроит это всех, я думаю…привычно. Наверно против нет бояр?
Боярин Железнухин: Я против, только через труп. Гимназии - то наши голоса, чем больше их – тем крепче трон. Я властью не готов делиться.

 Смерда Добрынина прошу перо убрать. Меня здесь нет, я в Колыване на службе у царя. И Фёдора не надо поминать. Он не в комиссии…
Овес: Я тут в компании из десяти одиннадцатым членом нахожусь.
Вороновский: А вот ещё, намедни, приезжают из-за моря предприниматели Америки, надеясь наших работяг привлечь к делам финансовым, построить бизнес…
Боярин Железнухин - Добрынину: Про то в газетах не писать. Напишешь лишь, когда уедут.А то таксисты городские разбегутся, приманенные долларом поганым. Пусть голосуют за едристов по интернету в кабинете. Хозяевами фирм 2 евро, вот плата за работу больным на голову.

Овёс: Ну что ж ещё вопросы есть?

Мягин: Когда же вас посадят наконец?

Боярин Андрус Дуб: Вам какое дело? Тут посадить легко любого. Когда появится предатель. Вон даже Фарисеев, сам, будучи опричником на каторгу попал. Потом был сослан. Но с деньгами. Традиции блюдут. Сейчас за морем, греется на солнце.

Мягин: Когда, бояре, вы, своих соглядатаев из департамЕнтов уберетё? Народ устал. Невидимые орды этих рыл нам нанесут урон в конце - концов. А чёрный список у кого? Подать сюда и уничтожить.

Петер Водяной: А может взять ещё и пятую колонну узаконить? Тут, Алексей,  вам не фамилии менять. Сложнее всё. И если вожжи отпустить - опричники придут за всеми.

Хор бояр: Пошел к чертям, пошел к чертям…. пош-е-е-е –л к чертям!!!

 

Овёс: Давайте же распределять бюджет и депутатам, наконец, дадим указ как руки поднимать на горсобрании.

На сцене появляется Ефим Александров бывший халдей одного из городских трактиров.

Падает на колени: Подайте убогому копеечку!

Хор бояр: Пошел к чертям, пошел к чертям…. пош-е-е-е –л к чертям!!!

Железнухин: Постойте, государи! Что же убогого мы бросим средь беды! Дадим ему хотя бы грош, чтоб новые себе купил шнурки…

Ефим: О, как я рад…шнурки! Но окромя шнурков еще есть просьба, которая давно мне душу греет!

Извольте с краешку к вам на скамью присесть. Или хотя б на приставной стульчак…

Хор бояр: Пошел к чертям… пошел к чертям… поше-е-е-л к чертям!

Боярин Железнухин: Не печалься, Ефим. Не сразу  места на скамье добьется пусть верный нам и партии холоп. Давай сначала ты как Федя посидишь. В зиндане проведешь лет пять и превратишься в верного партийца, способного успешно защищать тут нашу власть, делить бюджет и приносить доходы, как для себя, так и для нас. Научишь коллектив, что сделать с пятою колонной? И с Мягиным.

Боярин Траммо Трахмисте: А что нам Мягин? Не медля в чёрный список. Расстроил сделку нам с недвижимостью. Пусть страдают все его друзья, коллеги, те кто с ним встречался…

Овёс Водяному: И этот в курсе?

Боярин Траммо Трахмисте:  Могу похвастаться, что этот список чёрный мы придумали с Петром на пару. Указ я лично прочитал по «радио четыре» А про тарелки сам ввернул, наверно помнят все…

Я тоже начинал не с места тёплого. Год фурнитурой промышлял я в Юрьеве, всё продавал - имел там лавку. Наверно помните пиджак в котором я приехал занять стульчак, приставленный к скамье, где восседал великий Фарисеев. А пуговицы помните? С моей же лавки.  Они сияли, словно талисманы, предсказывая век, сей золотой правления едристов.  Но если бы не благодетель Фарисеев пришлось бы мне работать коновалом.

Овёс: Но он совсем болван. Они везде.

Несчастный я! Несчастный я! Ох, тяжела ты, шапка Мономаха!

Кепрей Краповски

blog comments powered by Disqus