Кто понесет голову Путина?

В мире

Кажется, что российские власти нашли почву для замирения с Западом. Либералы усилились и ведут переговоры. Они готовы на уступки и не видят никакой проблемы в том, чтобы пожертвовать Новороссией, а если надо, то и собственными российскими интересами. Неясным остается только один вопрос: кто снимет и поднесет США голову российского президента?

Переговоры между Россией и Западом об окончании «войны санкций» и разрешении кризиса на Украине идут полным ходом. Об этом в октябре шла речь на «финансовой двадцатке» в США. Министр иностранных дел России Сергей Лавров обсуждал это с госсекретарем США Джоном Керри. Украинский вопрос будет главным для многих участников Саммита G20 в Австралии. Отечественные власти отрицают, что станут просить отмены санкций. Но переговоры идут именно об этом. Именно ради этого Москва начала диалог с Западом, сократила критику киевского режима, дала его войскам перегруппироваться с помощью Минского перемирия, заблокировала поставку боеприпасов в Новороссию и принуждает зависимых от неё политиков в Донецке подписывать «компромиссные» решения, больше напоминающие одностороннюю капитуляцию. Полевые командиры и народ Донбасса эти решения никогда не примут, но этого в российских элитах пока ещё не осознают, поскольку они вообще плохо понимают, что такое «народ».

Еще в августе посол ЕС в Москве намекнул, что санкции могут быть отменены. Переговоры в Минске показали, что власти России вступили в торг с западными партнерами и готовы на уступки. Добрая воля Москвы выразилась в сокращении поставок боеприпасов в Новороссию, зачистке ее политического руководства и разобщении военных лидеров. Немало делается для ослабления обороны восставших территорий. Если переговоры с Западом пойдут успешно, то российское руководство «уступит» Донецк и Луганск: позволит войскам киевского правительства начать новое наступление, оставив сражающуюся Новороссию без поддержки.

Администрация президента и правительство действуют согласованно, без видимых противоречий. Все указывает на новое усиление либерального лагеря во власти, и принятие Владимиром Путиным его мирного плана. И виной тому экономическая ситуация, рынки, финансовые проблемы и страхи элиты.
Осенью мировые цены на нефть опустились неожиданно резко. Баррель «черного золота» в середине октября упал до 85 долларов. Ситуация в экономике России стремительно ухудшается, но никто в правительстве и ЦБ не намерен менять курс. Хотя на самом деле именно этот курс, задолго до всяких санкций толкнувший Россию к экономической стагнации, является основной причиной нынешних трудностей. Правящие круги держатся за мировой рынок и отказываются развивать внутренний, что означало бы поиск социального компромисса (уступки трудящимся). Замещение импорта за счет отечественного производства и кадровая революция остаются лишь темами для разговоров. Реальная работа государства направлена на примирение с Западом при сохранении и ради сохранения неолиберального курса.

Санкции США, ЕС и других государств оказались эффективными. Не потому, что подорвали нашу экономику, а потому, что напугали нашу элиту. Они показали правящему классу России его финансовую уязвимость. Однако именно падение сырьевых цен на глобальном рынке стало сигналом для элит о том, что дальнейший обмен санкциями становится опасным. Ограничение поставок российских сырьевых товаров на европейский рынок будет противоречить нормам ВТО. Но введение таких санкций вполне возможно в условиях падения спроса и роста конкуренции. США допустили иранские углеводороды в Европу, и Москва убавила тон — она сдает позиции, и намеревается выторговать стабильность. А государство, строящее свою экономику на экспорте сырья, никогда не будет ни полностью самостоятельным, ни по-настоящему сильным игроком в мировой политике.

Сколько бы нам ни говорили о «российском империализме», сегодняшняя Россия является прежде всего зависимой периферийной страной, правящий класс которой не желает проводить преобразования, дающие шанс на реальную независимость и влияние в мире. Потому что эти преобразования неминуемо ударят по самой нынешней элите. По крайней мере, по очень значительной её части.

Российские власти уже дали США и ЕС понять, что отказываются от возможной победы восстания по всей Украине. Они заблокировали его на территориях, занятых ополчением. Все лето главный политтехнолог Кремля Владислав Сурков работал на слив мятежного Донбасса. Но помочь киевскому режиму и следом договориться с Западом не удалось. Другая сторона не шла на встречные уступки. В Москве решили, что у них есть две проблемы: слишком принципиальные «колорады» и США. Постепенно сторонники борьбы во власти ослабели. Путин оформил внутренний компромисс, суть которого — переговоры и уступки ради нормализации отношений с Западом.

Пожертвовать Новороссией, опереться на европейские правящие круги и успокоить США — таков ныне план отечественных элит по прекращению конфликта. Его прекрасно понимают в Брюсселе и Вашингтоне, входя шаг за шагом в переговорную игру с Москвой. Однако если российский правящий класс стремится лишь защитить свои позиции и активы на Западе, то североамериканский и европейский капитал нуждается в приобретениях за счет России. Сюда входит не только полное взятие Украины, пусть и с формальным сохранением Крыма за Москвой, но и доступ к российскому рынку, его активам и сырьевым ресурсам.

В США и ЕС знают, что сильные государства в России это продукт роста крупного бизнеса и его организованности. Наличие сильного охранника и представителя в лице нынешнего государства позволяло корпорациям более эффективно бороться и развиваться. Потому санкции должны разобщить российский капитал, а переговоры и уступки ослабить государственную машину, которая препятствует использованию Западом уличных технологий смены власти. Длительный процесс торга между Москвой и партнерами должен еще более усилить позиции чиновников-либералов. Они должны приобрести больший вес в глазах крупного бизнеса. Следом Запад поставит вопрос об устранении дискредитированного в глазах «цивилизованного мира» арбитра российской политики — Владимира Путина.

Голову Путина Запад потребует непременно. И дело не только в репутации западных политиков, уже заклеймивших российского президента, а теперь нуждающихся в том, чтобы «завершить сюжет» очередной победой над очередным диктатором, как это уже бывало прежде. Вопрос о власти в России имеет и практическое значение. Совершенно не такое, конечно, как утверждают в либеральной прессе. Путин меньше всего похож на единоличного правителя, принимающего сумасбродные решения. Как раз напротив, его власть держится на компромиссе, балансе сил и модерировании коллективного руководства страной — ибо олигархический режим по самой природе своей несовместим с единоличной властью.

Но именно умеренность и способность Путина поддерживать равновесие внутри элит, удовлетворять и успокаивать всех, прислушиваться ко всем и стараться учесть все интересы, составлявшая его главную силу, основу его «стабильности», сегодня становится его главной слабостью. Ибо компромисс более невозможен.

Для США и ЕС важно не только остановить запущенный Москвой процесс постсоветской интеграции, не допустив территориального, рыночного и индустриального возрождения страны, но и разрушить систему компромиссов между группами крупного бизнеса, завязанную на Путине. Сторонники «русского мира» и импортозамещения никогда более не должны быть услышаны. Риторика власти должна очиститься от опасной тематики. Режим в России должен стать более либеральным и открыто прозападным, а экономика — устойчиво периферийной.

В этом состоит план либерального переворота. В противовес ему и курсу Запада не существует никакого «хитрого плана Путина». Нет также никакой «кадровой революции президента». Потому что нельзя осуществить кадровый переворот, не только оставляя все ключевые фигуры на своих местах, но и усиливая именно тех игроков, которые очевидно выступают против официальной линии.

Старая русская сказка про злых бояр в окружении доброго царя сегодня имеет даже больший смысл, чем во времена феодальной монархии. Ибо царь и в самом деле не мог назначать своих бояр, получавших посты по наследству. А в республике, пусть и такой странной и похожей на царство, как у нас, всё же чиновников назначает и утверждает именно президент. Это, однако, отнюдь не означает, будто у «республиканского» царя нет проблем с боярами. Есть, и превеликое множество. Просто невозможность для Путина набрать сплоченную, лояльную и дееспособную команду свидетельствует о том, что власть его далеко не «царская».

Зато либеральный заговор против Путина и оформленной при нем системы власти существует. И главная беда состоит в том, что, по всей видимости, Путин сам в нем участвует. Отказавшись корректировать экономическую политику в 2012—2014 годах, он создал условия для развития «второй волны» кризиса в России. Кабинет Дмитрия Медведева и Центрального Банка во главе с Эльвирой Набиулиной открыли дорогу экономическому спаду задолго до падения мировых цен на нефть. Они еще более закрепили периферийно-сырьевой характер отечественной экономики, сделав ее уязвимой для санкций со стороны США и их партнеров, а затем стали делать уступки.

Запад намерен играть сильную партию в долгих приговорах с Москвой. Его может подвести рвение и жесткость, и тогда события пойдут совсем не так, как планируется. Так уже было на Украине. Однако в США и ЕС понимают: российские либералы усилились во власти и будут упорно искать компромисс. Дмитрий Медведев уже заявил, что «перезагрузка отношений» требует возврата к «нулевым позициям», то есть к нормальной торговле без санкций. Ради нее правящий класс пойдет на все, особенно если его положение будет осложнено экономическими проблемами. Если для решения вопроса с Западной Европой и США потребуется предъявить голову Путина, значит, вопрос будет решаться.

Но Россия — не банановая республика и не маленькая страна Восточной Европы, где можно просто устроить цветную революцию, собрав несколько тысяч активистов «гражданского общества» на одной из центральных площадей. А потому голову Путина может снять для США только сам Путин, и отнюдь не только по неосторожности.

Патриоты упорно мечтают уговорить нынешнего президента стать похожим на Сталина или Ивана Грозного. Либеральные интеллигенты этим же пугают друг друга и доверчивую западную публику. А между тем, наш правитель с каждым днем становится похожим на совсем другого своего предшественника, Михаила Горбачева. Тоже, кстати, политика, делавшего ставку на компромисс.

Назревающая перспектива «либерального ГКЧП» становится с каждым днем все более очевидной. Пока до финального акта дело не дошло, но представление уже разыгрывается. Либералы совершают ритуальные жертвоприношения. Они жертвуют курсом рубля и социальной политикой. Они жертвуют Новороссией. Они жертвуют достоинством страны. Они уничтожают возможности развития российской общества. Они готовы даже пожертвовать тем, кто оберегал систему долгие годы. Только все это не принесет плодов, потому что от экономической катастрофы спасти Россию может лишь иной курс.

И пусть никто не обманывается: в случае, если либеральный переворот станет явью, его авторы очень быстро обнаружат, насколько правильным был тезис «Украина — не Россия». В отличие от соседней страны, Россия, за исключением столицы, превратится в один сплошной Донбасс.

 источник

blog comments powered by Disqus