Дорогостоящий альтруизм Ангелы Меркель

В мире

Канцлер Германии Ангела Меркель может заявлять, что предпринимаемые ею политические меры не имеют никакого отношения к миграционному кризису на Ближнем Востоке, но немецкие избиратели на эти речи не покупаются.

Когда Ангелу Меркель еще считали образцовым кандидатом на Нобелевскую премию «по альтруизму» (это длилось около месяца), ее спросили о том, как так вышло, что она заявила гражданам своей страны, что Германия должна в неограниченных количествах принимать беженцев (в этом году, предположительно, их будет не менее миллиона человек), спасающихся от войн, которые Башар Асад, «Исламское государство» и Россия ведут в Сирии и Ираке. В радиоэфире она ответила: «Я думаю так же, как и кардинал Маркс» — речь идет о том Рейнхарде Марксе (Reinhard Marx), который изображает из себя Архиепископа Мюнхена — «когда он сказал, что „сие уготовано нам Господом“».

Фрау Меркель (известной редакторам журнала Der Spiegel или газеты Frankfurter Allgemeine Zeitung как Мать Тереза или Святая Иоанна, а точнее, Жанна Д’Арк) не чуждо высокомерие. Оно, в частности, проявляется в том, что она ведет себя так, будто ее политика не имеет никакого отношения к тем боевым действиям на Ближнем Востоке, последствия которых буквально врываются в повседневную жизнь Европы.

По сути дела Германия, которая является основным европейским игроком на протяжении 10 лет пребывания Меркель у власти, не смогла помешать распаду Сирии и остановить миграционный кризис. Берлин отворачивался от всего, что хотя бы мало-мальски напоминало военное противостояние. Временами он выполнял вызывавшую подозрения роль посредника между Россией и США или же настойчиво заявлял, что достаточно лишь начать говорить с Москвой — будь то об Украине, или о Сирии — правильным и уважительным тоном, как она «станет белой и пушистой», утихомирится и уберет свое оружие.

Если говорить о лидерстве Запада, то ошибочные суждения канцлера Меркель в отношении Киева или Дамаска — как до вторжения туда Владимира Путина, так и после — не столь эпохальны, как действия Барака Обамы, который вообще «ушел в тень». Но теперь фрау Меркель столкнулась с фактом потери власти и престижа, и связано это с тем, что избиратели не приняли ее предложения наделить Германию статусом Высоконравственной Супердержавы в обмен на отказ многих жителей страны от принципов стабильности и безопасности. По данным последнего соцопроса, лишь 32% респондентов поддержали ее настойчивое утверждение, что «мы справимся» с массовым наплывом сирийских и иракских мусульман. Значительно сократилась ее поддержка и среди членов ее партии.

В прошлом месяце в своем очерке, озаглавленном «Завышенная нравственная самооценка Германии» (Germany’s Excessive Moral Self-Esteem) историк Генрих Август Винклер (Heinrich August Winkler) обратил особое внимание на то, что «за последние десять лет немцев всячески оберегали от неприятных, самых простых дебатов». Бывший министр иностранных дел Йошка Фишер (Joschka Fischer) отметил ответственность фрау Меркель в более прямых выражениях. Говоря об утрате США доверия, именно этот человек Запада (и представитель левых) назвал отказ Барака Обамы в 2013 году следовать своей политике «красной черты» и нанести удар по армии Асада, такой же ошибкой, как вторжение США в Ирак в 2003 году.

В отношении канцлера Меркель г-н Фишер сказал мне следующее: «Она считает и экономические преобразования, и военное противостояние мерами, с которыми «немцы не согласятся». И она «сделала все, чтобы избавить страну от этих шагов», угрожающих ее существованию и выживанию как политика.

Для некоторых союзников Германии военные действия России в Крыму (так в тексте — прим. пер.) и на Украине являются решающим переломным моментом в истории. Теперь же, когда Владимир Путин владеет военной ситуацией в Сирии, Ангела Меркель избегает любых действий, похожих на новые проявления несогласия и сопротивления.

Напротив, ее министр иностранных дел Франк-Вальтер Штайнмайер (Frank-Walter Steinmeier) в своем правительственном заявлении на прошлой неделе (характеризующем представления Германии о себе как о посреднике, не участвующем в боевых действиях) «самым настоятельным образом порекомендовал США и России» воздержаться от войны в Сирии чужими руками. Словно у г-на Обамы в его бездействии в сирийской войне есть ставленники.

Ранее на просьбу объяснить связь между российской агрессией в Сирии и на Украине Меркель подчеркнула непричастность Германии к этому, заявив: «Я абсолютно не вижу здесь какой-либо связи».

Это означает отказ видеть то, что очевидно. И что более важно, это отражает нежелание канцлера Германии анализировать свои действия, которые вызвали такое беспокойство среди ее электората, и в результате которых в ее адрес прозвучали серьезные и вполне заслуженные упреки.

А пока — вот что мы имеем: бесконечный поток беженцев, хлынувший с подачи фрау Меркель, стал наглядным примером того, что простые немцы поняли: они живут в стране, совсем рядом с которой — беда. Политика Меркель, исходящей из того, что она сможет уберечь немецкую душу от так называемых внешних событий, страшные отголоски которых слышны совсем рядом — от катастрофы на Ближнем Востоке, российской агрессии на Украине и в Сирии — может, в конечном итоге, потерпеть крах.

Как говорит Йошка Фишер, «в вопросах, касающихся нашей внешней безопасности, мнения могут резко измениться. Нам следует активнее участвовать в событиях и в военном и в политическом плане. Значительно возрастет роль НАТО».

В прошлом году Владимир Путин то и дело подавал нам знаки, приказывая сначала развернуть в Калининградской области (самой западной в России) оснащенные ядерными боеголовками ракетные комплексы «Искандер», в затем вывести их оттуда. Калининград ближе к Берлину, чем Мюнхен, но в Германии никто даже слова не сказал. Если Россия сделает это снова, вполне возможно, что из-за общественных волнений и недовольства все еще непреклонная фрау Меркель может оказаться в очень сложной ситуации, и все ее планы будут разрушены.

Представьте себе следующее: вразумленная Меркель и «хромая утка» — уходящий президент Обама — помогают своим ставленникам в Сирии отвлекать Путина. А потом в июле следующего года вместе едут в Варшаву на саммит НАТО, чтобы одобрить то, что до этого рассматривали как провокационный шаг — создание в Польше постоянной базы, на которую будут переброшены военнослужащие США, Германии и других стран Европы.

Все это фантазии на тему своеволия и упрямства Запада. Но, похоже, что после осенних социальных потрясений в Германии это уже больше не является милой и незатейливой шуткой.

Оригинал публикации: Merkel’s Costly Altruism

 

blog comments powered by Disqus