Что значит быть православным в России?

Разное

По данным ВЦИОМ, 89 процентов православных в России отказались соблюдать Великий пост в 2015 году. DW разбиралась в особенностях российской религиозной жизни.

Москва — Количество православных россиян, по данным социологов, приблизилось к числу всего русского этнического населения. Фактически слова «православный» и «русский» стали синонимами. Однако далеко не каждый человек, называющий себя верующим, живет церковной жизнью. В частности, по данным ВЦИОМ, лишь 11 процентов россиян, причисляющих себя к православной церкви, в этом году соблюдали Великий пост. Во что на самом деле верят россияне? DW выясняла, как православная самоидентификация сочетается с отсутствием религиозных практик.


«В голове наших верующих каша»

Согласно данным Фонда «Общественное мнение», число людей, называющих себя православными, достигло 72 процентов русского этнического населения. Но при этом лишь 4 процента жителей России регулярно посещают храм и принимают участие в церковных таинствах. Эти цифры подтверждаются и статистикой российского МВД, сотрудники которого охраняют общественный порядок вокруг церквей в дни крупных религиозных праздников. По подсчетам полиции, лишь 2-4 процента россиян посещают храмы в такие дни. Так, например, последнюю рождественскую службу в ночь на 7 января 2015 года по всей стране посетили только 2,5 миллиона человек.

С религиозными убеждениями у российских верующих тоже не все просто. Опрос, проведенный «Левада-Центром» в 2010 году , показал, что 60 процентов православных не считают себя религиозными людьми. Более того, только около 40 процентов уверены в существовании Бога. А 30 процентов православных вообще полагают, что Бога нет.

Руководитель отдела социально-политических исследований «Левада-центра» Наталия Зоркая не видит в этом ничего экстраординарного. По ее словам, долгое время православная идентификация служила определенной заменой для несложившейся позитивной русской национальной идентичности. «Сегодня утверждение «я — православный» крайне редко подразумевает религиозность», — пояснила Зоркая DW.

Даже на Пасху, отмечает эксперт, большинство пришедших в храм не участвуют в самой литургии, а просто ставят свечи, молятся, освещают куличи, заказывают требы и, как правило, весьма смутно представляют себе смысл православного вероучения. Социолог убеждена, что в стране по-прежнему сильны пережитки язычества — обрядоверие, магическое сознание. «В машинах у всех иконки, в больницах — иконки, всюду иконки. Это массовое явление, которое совершенно не свидетельствует о вере. В голове наших верующих полная каша», — говорит Зоркая.

Эксперт убеждена, что церковь уделяет мало внимания просвещению своей паствы. «РПЦ удивительно архаична, она разговаривает с верующими на непонятном им языке. При этом в обществе действительно есть запрос на приобщение к каким-то высшим ценностям. Но люди не могут удовлетворить эти запросы через церковь», — констатирует социолог.

«Математик говорил, что компьютеры от дьявола»


Как оценивают свою религиозность сами православные? Филолог Валерия В. в разговоре с DW призналась, что относится к своей вере не слишком серьезно. «Я очень редко хожу в церковь. Только иногда на Рождество и на Пасху», — поделилась она с DW.

В детстве Валерия посещала православную школу. «Слава богу, меня оттуда забрали. Каждый урок начинался и заканчивался молитвой. А учитель математики говорил, что компьютеры от дьявола», — рассказывает она. Валерия убеждена, что посещала бы храм значительно чаще, если бы там происходила какая-то общинная жизнь, а не только богослужения: «Мне очень хотелось бы, чтобы в церкви была какая-то деятельность, которая связывает людей не только духовно, но и социально. Было бы прекрасно, если бы у меня там были какие-то дела, какая-то ответственность».

Финансист Анастасия Ф. признается, что потеряла интерес к религии. «Меня покрестила бабушка втайне от отца, который был ярым атеистом, — рассказывает Анастасия, — В детстве я действительно искренне верила в Бога, и эта вера наполняла мою жизнь каким-то смыслом». Однако сегодня она не может назвать себя верующим человеком. «Хотя в церкви бывать мне по-прежнему нравится. Но в основном — с эстетической точки зрения», — рассказывает она.

На исповеди и причастии Анастасия была всего дважды в жизни. Первый раз оказался крайне болезненным: «Я исповедовалась в Соловецком монастыре, и священник очень жестко меня ругал. Если его послушать, то ничего в жизни нельзя — ни пить, ни курить, ни сексом заниматься...» Тем не менее, дочь свою Настя покрестила: «Сама не знаю, почему. Наверное, это какое-то автоматическое действие».

«Главное — читать Евангелие»


Настоятель храма святых Косьмы и Дамиана в Шубине протоиерей Александр Борисов старается не судить единоверцев строго. «У людей разный уровень веры и разные возможности. Для кого-то вера является центром их жизни, а для кого-то — на всякий случай. Между этими крайностями существуют всевозможные переходы», — сказал он DW. Борисов убежден: «Даже очень далекий от веры человек может в какой-то момент внезапно обратиться к Церкви».

Комментируя данные о посещениях храмов, священник напомнил, что важнее для христианина читать Евангелие и стараться по нему жить. «Наш современник не может называться культурным человеком, если он не читал Евангелие. Ему в значительной мере будет непонятна наша литература, сюжеты множества картин, опер и других произведений искусства», — считает Борисов. Но на практике даже вполне образованные люди Евангелие никогда не читали. «Это, на мой взгляд, просто духовная леность. Потому что прочесть четыре маленьких книжечки совсем не трудно», — убежден священник.

Известный богослов протодиакон Андрей Кураев не видит в сложившейся ситуации ничего необычного: «Далеко не все члены Политбюро ЦК КПСС читали Маркса. Говорят, что Суслов точно читал, и за это Брежнев его уважал. Потому что сам он Маркса не мог осилить».

Оригинал публикации: Deutsche Welle

blog comments powered by Disqus