Бред

Юмор

Путин провалился в четвертое измерение, и ему там не понравилось. Что за бред! Охраны нет, Крым не русский, никто не обращает на Путина внимания. А тут еще звонок Собчака – велел срочно слетать в магазин, купить пива с сыром.

путтинУ кассы его злобно пнул какой-то наглец, чего 25 лет не случалось. Пришлось ответить. Когда драчунов разняли, оказалось, Димон. Тот всмотрелся в лицо Путина и заплакал: "Ой, Вован, тебя сюда тоже спихнули? Чертовы пиндосы! Москва чужая".

"Почему Москва? Это же Питер", – удивился Путин. Уж кто-кто, а свой город он знает до последнего поребрика. Не Дрезден, чай.

"Это Киев!" – заявила кассирша и добавила, что вызовет милицию, если оба недомерка не свалят на улицу. Ее грубость была настолько реальна, что мысль о Дрездене тут же испарилась.

Собчак выслушал его с недоверием, а Димона вообще не пустили на порог, тот привык и не возражал. Пока босс совещался в соседней комнате, до приезда санитаров, Путин попытался дозвониться Ротенбергам. Оказалось, оба брата давно покинули экономическую зону и уехали в историческую, владелец телефона за их долги не отвечает, а поэтому вали-ка ты, паря, в жопу.

Удрученный Путин запаниковал, денег нет, Собчак предатель, еле убежал, жена не узнаёт, поговорили через глазок, на улице его полили из ведерка, посмотрел наверх – старшая дочка с балкона. Еще и язык показала. А тут Димон ходит сбоку и ноет, что шесть дней ничего не ел, подайте бывшему премьер-министру. Да кто ж подаст на такой слоган!

Но жить на что-то надо. Пришлось пойти в старую контору, там на него посмотрели через окошко пропускной, спросили: "Где шляешься, собака, тебя вторую неделю ищут, марш к шефу". Шеф увидел и сплюнул: "Ну ты и моль, блин, о повышении не мечтай, даже не знаю, на что тебя посадить, любую работу завалишь. Доносы пишешь без запятых, хрен прочтешь, лейтенант недоволен, о переводе к Собчаку забудь, он тебя с санитарами ждет, говорит, такому кретину чемодан нельзя доверить, ты зачем по чемоданам шаришься, мудак?"

И послал его сосульки с крыши сшибать.

Стоит неприкаянный Путин над пропастью в снегу. Ноги в валенках, в руках лопата Папанина, в глазу слеза замерзла. Внизу Димон народу орет: "Поостерегись, православные!" Может, сигануть вниз и все дела?

И так ему стало за Россию обидно. Ведь пропадет без него, никто не возродит. Ни Крыма не будет, ни зимней Олимпиады в солнечном Сочи. И Курск не потонет, не печально ль? Про Донбасс с Сирией вообще панихида. Такой ресурс сейчас с седьмого этажа сверзится, любо дорого, а кто всплакнет? Кто помянет несостоявшееся величие?

Снизу крик: "Вован, ты чо, окоченел? Кидай, тормоз, не сачкуй".

Путин размахнулся и как врежет по сосульке.

Бабах! Он в валенках и с лопатой стоит посреди зала, справа министры, слева работники Администрации, под портретом Екатерины корреспонденты с камерами. Толпа преданных шестерок застыла, напряженно смотрит ему в рот. На заднем плане кимарит сытый Димон.

Вместо сосульки перед Путиным осколки царского сервиза. Никто не пикнул, всё как всегда.

Путин нагибается к эксперту, пытаясь сообразить, в какое время попал: "Собчак жив?"

"Никак нет, господин президент. Давно умер".

"А моя жена и дочки? Я развелся?"

"Так точно. Дочки надежно пристроены. Курск утонул, Донбасс защищается, пиндосы продолжают подлянку".

Путин с интересом смотрит на эксперта:

"Таллинн еще не взяли?"

"Есть варианты, господин президент. Лопатку позвольте?"

Берет лопату, уходит. Путин провожает его взглядом и поворачивается к шестеркам. Сейчас он им покажет, как молью дразнить. Сейчас в валенках-то у него поваляются, прощения-то попросят.

"И соедините меня с моей старшей дочерью".

Ишь, язык отцу показывать. Спрошу по строгости, но справедливо. И с дочери, и с Таллинна.

Отсюда

blog comments powered by Disqus